Доцент тупой? Украине предсказали «экономическое чудо», но будет Дикое Поле

Доцент тупой? Украине предсказали «экономическое чудо», но будет Дикое Поле

Демография и трудности с возвращением миллионов беженцев — главные вызовы для восстановления Украины после конфликта, считает доцент кафедры международной экономики Черкасского национального университета Тарас Ромащенко. По его словам, несмотря на 6,2 млн беженцев (и это — только зарегистрированные за рубежом), есть предположения, что после окончания конфликта в стране может произойти «экономический бум».

«Этого мнения придерживается не только большинство украинцев, но и союзники Киева, которые считают новый „План Маршалла“ для страны почти решенным делом», — пишет доцент в статье для издания EUobserver.

Однако «этот позитив» может столкнуться с неблагоприятной реальностью — главной проблемой станет недостаток квалифицированной рабочей силы. С учетом потерь мужского населения, бегства за границу женщин и детей — будущего любой страны, а также серьезных демографических проблем в прошлом, сокращение населения может поставить под угрозу перспективы восстановления.

Ромащенко считает, что Киев должен стремиться к возвращению каждого беженца, для этого правительство должно «как можно скорее» приступить к разработке и внедрению эффективных программ репатриации. Однако эффективности подобных программ может помешать несколько факторов.

Во-первых, чем дольше длится конфликт, тем больше вероятность, что украинцы останутся за границей навсегда. Во-вторых, страны, принявшие беженцев и вкладывающиеся в их интеграцию, могут иметь отличные от Киева планы. В Европе украинцы представляют дешевую и ценную (в массе — квалифицированную) рабочую силу.

В-третьих, скажется «непродуманная национальная политика» Киева, которая выражается в высказываниях чиновников о готовности ввести трехлетний запрет на выезд мужчин после окончания конфликта, а также в «настойчивых заявлениях» о намерении наказать тех, кто скрылся от мобилизации.

Вариант, при котором Украина начинает восстанавливаться при помощи Запада, — хороший сюжет для фантастов. Но что делать России, ведь, освободив свои исторические территории, она столкнется с перечисленными проблемами, которые ей придется решать самой? Где найти деньги на восстановление разрушенной инфраструктуры — не самый сложный вопрос. Людей где взять? Мы пространства Сибири и Дальнего Востока толком освоить не можем. Кем заселять Украину? Кто-то вернется, хорошо, если хотя бы половина от шести миллионов… Что делать?

—  Слова Ромащенко — выдача желаемого за действительное, — уверен кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории НИУ «БелГУ» Сергей Прокопенко.

— Украине было отведено три десятка лет для осуществления «экономического чуда». После 1991 года страна обладала мощнейшим заделом для роста и развития. Географическое расположение, демографические показатели, самая высокотехнологичная в Союзе промышленность, научный потенциал, отлично выстроенная система образования и другие факторы могли бы стимулировать рывок.

Но не для того разрушали СССР его противники, чтобы у стран Запада вместо одного конкурента возникло сразу несколько. Все постсоветское пространство в конце XX века рассматривалось США как совокупность колоний, из которых черпаются ресурсы и куда сбываются неликвиды.

Агентами Запада и продажными элитами на протяжении всех 30 лет на Украине методично уничтожался промышленный потенциал, стимулировался отток «мозгов» и технологий, разрушалась система образования, поощрялась коррупция во всех сферах жизни. Представители политического класса, крупного и среднего бизнеса (часто — одни и те же персоны) очень быстро оказались на крючке спецслужб Запада.

Украина в этом плане не выступает каким-то исключением, схожие процессы протекали и продолжаются во многих государствах постсоветского пространства. О каком развитии может идти речь?

Все время суверенного существования Украины и ее неуклонного стремления на Запад было сопряжено с деградацией. Только отдельные, короткие периоды укрепления сотрудничества с Россией, уже в новом веке, сопровождались экономическим ростом (при правительстве Николая Азарова).

Все разговоры о европейском уровне жизни украинцев, о мировых стандартах хозяйствования — это все часть пропаганды, которая ложится на подготовленную почву униженного, малообразованного населения. Теоретически коллективный Запад мог из Украины сделать процветающее государство, если бы ставил такую цель. На это были ресурсы и время.

«СП»: Ромащенко считает демографию главной угрозой будущему Украины. Прав ли он? Какие еще проблемы вы бы отметили?

— Это зависит от того, что мы понимаем под демографией. Украина действительно попала в очень сложную ситуацию. Что сейчас происходит с населением страны, будет иметь очень серьезные отложенные последствия.

Негативную роль имеет не только сокращение численности населения, половозрастной дисбаланс, но и качество человеческих ресурсов. Для экономического возрождения недостаточно обеспечить государство рабочими руками в нужном количестве, необходимо озаботиться их качеством.

На Украине с этим все очень плохо. Большая часть квалифицированных специалистов уже давно уехала из страны и трудоустроилась за границей, в том числе в России. Вернуть их на родину в ближайшей перспективе нереально.

«СП»: Какова, по-вашему, цифра безвозвратных потерь в боях? Насколько это критично?

— Даже предполагать не буду. Отмечу, что они, по-видимому, очень высоки. Об этом свидетельствуют многие косвенные данные и меры, предпринимаемые киевским режимом по мобилизации в ряды ВСУ. Объективные данные по этому вопросу мы получим некоторое время спустя, когда будут обнародованы документы, связанные с СВО. Эти потери критичны не только для продолжения конфликта, но и для всего населения безотносительно будущего статуса территорий проживания.

«СП»: Насколько точна цифра в 6,2 млн беженцев с Украины? Есть и другие оценки. Какая часть готова репатриироваться?

— Если речь идет не только о тех, кто получил статус беженца, полагаю, что цифра занижена. Украину покинуло минимум вдвое больше людей. Что касается репатриации, это во многом зависит от будущего данных территорий. Только в составе России или в тесном сотрудничестве с ней они смогут преодолеть кризис и поэтапно развиваться. Нормализация ситуации, несомненно, приведет к возврату части уехавших граждан, но далеко не всех. Очевидно, произойдут очень серьезные социальные трансформации.

«СП»: Россия после освобождения нынешней Украины (или, как минимум, значительной ее части) столкнется с той же проблемой: огромные территории с разрушенной инфраструктурой, при этом обезлюдевшие. Основная демографическая проблема — нехватка молодых мужчин. Откуда их брать: из Средней Азии, с Кавказа, из Африки?

— Украина уже в демографической яме! Если эти территории будут закреплены за Россией, проблема нехватки демографических ресурсов будет решаться за счет внутренних миграций и перераспределения населения России. Очевидно появление государственных программ, которые будут стимулировать возврат населения на данные территории. Если же земли останутся вне влияния России, их будущее туманно, а, следовательно, и вопрос возврата людей повисает в воздухе.

«СП»: Какие программы послевоенного восстановления существуют? Кто будет реализовывать и на какие средства? Что ждет недобитых бандеровцев? Реально ли их реинтегрировать в общество?

— Трудно сказать. Здесь возможны различные варианты. Амнистию бывшим бандеровцам я бы не исключал. Реинтегрировать население и территории России по силам. У нас нет другого пути!

— Не знаю, про какое «экономическое чудо» говорит пан Ромащенко, — отмечает историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский. — Возможно, оно существует в его воспалённых мозгах, но подобным страдают на Украине многие, особенно в ситуации, когда надо выдать желаемое за действительное.

Чтобы экономическое чудо стало возможным, нужны несколько важных исходных моментов. Первое: наличие промышленной базы. Второе: квалифицированные специалисты всех уровней — от рабочего до академика, способные обслуживать эту самую промышленную базу.

В разрушенных войной и разорённых репарациями Германии и Японии промышленная база сохранилась, причём на весьма серьёзном уровне. И специалисты из индустрии тоже никуда не делись. Поэтому американские инвестиции способствовали резкому экономическому росту этих стран. А на Украине уже не осталось ни того, ни другого, поэтому сколько ни вкладывай — толку не будет.

Более того, к моменту окончания СВО большинство выжившего населения будет либо за пределами активного возраста, либо окажется по тем или иным причинам сильно ограниченным в плане трудоспособности. Беженцы в разорённую страну тоже не будут спешить возвращаться, да и к тому же большинство из них устроится к тому времени на новом месте. Так что единственная перспектива Украины — превращение в новое Дикое Поле той территории, которая отойдёт к России и в расширившееся жизненное пространство того, что достанется Румынии, Польше и Венгрии.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий