Европа морщится, но без русского газа — никуда

Европа морщится, но без русского газа — никуда

Европа, сделавшая ставку на американский СПГ в стремлении снизить свою зависимость от России после начала нашей специальной военной операции на Украине, продолжает, тем не менее, наращивать закупки российских энергоресурсов. Просто поставки по газопроводу теперь все чаще заменяются российским сжиженным природным газом.

Согласно расчетам Reuters, который ссылается на статистику ЕС, доля топлива из России в общем импорте блока выросла примерно до 15%. Притом что поставки трубопроводного российского газа, который сейчас идет в Европу только через Украину и «Турецкой поток», снизились за это же время с 37 до 8,7%.

С учетом того, что до февраля 2022 года доля нашего газа в общем объеме поступающего в ЕС составляла 45−50%, цифра, может, и незначительная. Но это примерно 46% от всего экспорта российского СПГ.

По данным аналитической компании Kpler, которые приводит агентство, в прошлом году Россия отправила в порты стран Евросоюза более 15,6 млн. тонн СПГ, что на 37,7% больше, чем в 2021 году.

При этом подчеркивается, что такое увеличение не нарушает законодательства ЕС, поскольку Брюссель не вводил запрет на поставки российского природного газа, как на импорт нефти и нефтепродуктов.

Источники Reuters считают, что рост поставок отчасти обусловлен скидками на российский СПГ.

Так, агентство отметило, что частный российский производитель сжиженного газа НОВАТЭК в прошлом году продавал в Европейский союз грузы по сниженным ценам, от которых воздержались потребители в других частях света. А государственный концерн Газпром нарастил экспорт со своего нового проекта «Портовый СПГ» в Ленинградской области, уравновешивая уменьшение поставок по трубопроводам на запад.

Еще один любопытный факт: Испания, которая ранее не импортировала российский трубопроводный газ, стала крупнейшим реэкспортером российских поставок по морю. В прошлом году она приобрела 5,24 млрд куб. м СПГ, нарастив импорт на 5%.

В Бельгию за тот же период Россия поставила в 1,7 раза больше газа, чем годом раньше — 3,82 млрд кубов. В целом же эти две не самые большие европейские страны по итогам 2023 года закупили 70% сжиженного природного газа, который Москва поставила в 2023 году в страны Евросоюза. На третьем месте — Нидерланды, 2,1 млрд кубов.

Вместе с тем, тот же Reuters замечает, что в отчетах о доставке указывается только предыдущий пункт назначения. Поэтому СПГ, поступающий в Бельгию, Испанию, Нидерланды и Францию, «теряет свою российскую маркировку».

Впрочем, у некоторых особо капризных европейских политиков определенное предубеждение против такой формы «газового обмена» все равно сохраняется.

Как, например, у министра экономики и защиты климата ФРГ Роберта Хабека, который, подводя итоги достижениям Германии в марте 2023 года, с подозрением предположил, что «возможно, в газе, поступающем в страну через СПГ-терминалы от соседних государств, присутствуют молекулы российского». Правда, как бы такое положение вещей немецкого министра не огорчало, слезть с российской газовой иглы Европа, видимо, пока не готова.

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова:

— Во-первых, для увеличения поставок российского газа в Европу были экономические причины. Поскольку цены там, по сравнению, скажем, с 2021 г., стали самыми привлекательными среди всех мировых рынков. В 2022-м на пике они составляли где-то 2,5−2,8 тыс. долларов за тысячу кубов. В то время как в Азии были довольно скромными. Поэтому, конечно, все было направлено туда.

Основной объем СПГ из России в Европу идет с проекта «Ямал-СПГ». Так там даже не стали проводить ежегодный профилактический ремонт в 2022 году, и перенесли его на 2023-й, потому что нужно было по максимуму работать — много экспортировать и, соответственно, по высоким ценам.

Во-вторых, в 2022 году Газпром запустил проект «Портовый СПГ», и это тоже была прибавка к экспорту в Европу. Но в основном, все же за счет перенаправления продукции «Ямал-СПГ» с азиатских рынков на европейские.

То есть, в 2022—2023 гг. почти все, что «Ямал СПГ» производил, отправлялось на европейский рынок, потому что просто там цены были выше.

«СП»: Санкции США как-то повлияли?

— Американцы ввели санкции против «Арктик СПГ-2», это тоже проект НОВАТЭКа. В итоге он ни одной партии сжиженного газа до сих пор так и не отгрузил, хотя планировалось, что первую отгрузку на танкер совершит в начале января. Но из-за санкций никаких контактов с «Арктик СПГ-2» теперь иметь нельзя.

Поэтому сдавать танкеры в аренду, чтобы отгрузить СПГ, те же южнокорейские компании отказываются. И нет покупателей, потому что по старым контрактам все объявили форс-мажоры.

Может, конечно, Китай поможет танкеры найти, он все-таки акционер в этом проекте. Потом просто имеет возможность игнорировать американские санкции.

Но это были бы новые объемы…

«СП»: Запрет Байдена на экспорт СПГ может каким-то образом отразиться на цене и на спросе?

— На самом деле, Байден не запрещал экспортировать американский сжиженный газ. СМИ, в том числе западные, неправильно трактуют этот момент.

Американские заводы по сжижению газа работают, продолжают отгружать продукцию. И СПГ из США уходят.

Байден ввел запрет на выдачу разрешений на строительство для новых СПГ-заводов. То есть все существующие — функционируют, плюс построены будут те, что уже получили разрешение и финансирование.

И только предприятия, которые лишь планируются и по которым не было инвестиционных решений, вот они пока не смогут получить разрешение на строительство. Но эти проекты, в любом случае, даже если бы получили сейчас разрешение, в эксплуатацию были бы введены только после 2030 года.

Поэтому здесь и сейчас американский СПГ можно экспортировать. И более 70% объемов газа, который уходит Европу, это СПГ из США. Мы с Катаром делим как раз второе и третье место.

Кстати, мы суммарно увеличил поставки газа в ЕС даже не за счет СПГ, а за счет восстановление трубопроводных поставок. Потому что, если в прошлом году два оставшихся трубопровода — через Украину и «Турецкий поток» — были недозагружены, сейчас их загрузили на полную мощность.

«СП»: Получается, Reuters ошибается?

— Reuters просто сравнивает с периодом до нашей спецоперации. Потому что формально получается так, что в 2021 г. мы трубопроводного газа в Европу поставили примерно 160 млрд кубов. А в прошлом — всего 27 млрд кубов. И — наоборот — СПГ в первом квартиле 2021 мы отгрузили меньше, так как тогда большинство объемов уходило в Азию. А уже во втором стали больше отправлять в Европу, потому что цены там выросли.

Собственно, весь период — 2022−2023 гг. — цены в странах ЕС были значительно выше чем в Азии. Поэтому почти все, что производил «Ямал-СПГ» отправлялось на европейские рынки.

Динамика совершенно обратная. Действительно, трубопроводные поставки в 22−23 гг. сократились, а СПГ — выросли. Но если возьмем период поменьше — сравним первый квартал 2024 с аналогичным 2023 г., то мы немного восстановили объемы в ЕС трубопроводным транспортом. Не 27 млрд кубов, а где-то 32 млрд. Но, конечно, не 160, как было раньше в 2021 году.

А СПГ как раз сейчас может быть будет переключаться на азиатские рынки. Посмотрим, что там с ценами будет, когда откроется сезон навигации на Северном морском пути. Он начинается в июне.

«СП»: Как известно, ЕС собирается полностью отказаться от российского газа к 2027 году. Получится?

— Любое сокращение поставок из России, для Европы экономически очень болезненный процесс. То сокращение, которое произошло с 2021 по нынешние времена — со 160 млрд кубов до 27 млрд, оно колоссальное. Европа, конечно, выжила, но какой ценой…

Они просто сократили за эти два года само потребление любого газа. Многие предприятия либо остановились, либо существенно сократили выпуск продукции. Домохозяйства еще больше ужали свои потребности.

Да, Европа прошла этот сложный период. Но прошла за счет собственной деиндустриализации. Это реальный факт, что промышленное производство в странах ЕС упало очень сильно.

Поэтому, безусловно, они могут отказаться от российского газа полностью. Но это приведет к еще большей деиндустриализации, к еще большему сокращению выпуска промышленной продукции. И к скачку цен на газ — условно с нынешних 300 она поднимется до 500−600. Это уже будет болезненно для Европы.

Этого они не хотят. Тем более, политическая ситуация этого как бы не требует, вроде не воспринимают настолько токсично российский газ, как это было в 2022 году. Зачем себе стрелять в ногу…

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий