Ипотечная бездна: Вместо вложений в промышленность деньги пускают на ненужные стройки

Ипотечная бездна: Вместо вложений в промышленность деньги пускают на ненужные стройки

Можно добиться впечатляющих цифр роста ВВП за счет массового производства чего-то сравнительно простого и не очень нужного — например, жилья, которое, будучи чудовищно дорогим и потому недоступным для большинства населения, остается нераспроданным, не принося никому никакой пользы. И при этом, если слегка утрировать, считать на счётах и передвигаться на гужевом транспорте.

Прежде чем говорить о факторах, влияющих на развитие экономики, обратим внимание на одну важную вещь — очевидную, но часто опускаемую из виду. Развитие экономики — это не только динамика ВВП.

Гораздо важнее, из чего складывается рост, то есть какова структура экономики и в каком направлении она эволюционирует, имеется ли самодостаточность в критически важных сферах, как идет технологическое развитие. В свете сделанного замечания посмотрим на наиболее значимые факторы, которые будут влиять на российскую экономику в текущем году.

В первую очередь, это, конечно же, нужды обороны и все, что связано с гособоронзаказом. Большие объемы ГОЗ — значимая поддержка экономического роста. Причем это очень качественный рост, ведь военная промышленность в наше время — это, в первую очередь, высокие технологии.

Нужды обороны, когда они перестают быть чисто теоретической необходимостью и становятся вопросом жизни и смерти, дают государству очень сильный стимул к развитию: гром не грянет, мужик не перекрестится.

По окончании СВО многие из ускоренно совершенствуемых сейчас технологий можно будет применять в мирной жизни. Те же беспилотники, например.

Не говоря уже о перспективах экспорта вооружений, который может стать еще более значимой статьей дохода государства, ведь оружие, прошедшее испытание в реальных боевых действиях, будет пользоваться повышенным спросом на международном рынке.

Экспорт вооружений — это высокотехнологичный экспорт, в отличие от традиционного для России экспорта энергоносителей, леса-кругляка и прочих природных ресурсов, продукции низких переделов. Так что, даже с чисто экономической точки зрения, расходы на гособоронзаказ — не пустая трата государственных средств (как склонны утверждать противники СВО), а, скорее, долгосрочная инвестиция в технологическое развитие.

Что еще будет влиять на нашу экономику? Сразу приходит на ум фактор денежно-кредитной политики (ДКП): рост экономики в чисто рыночном сегменте довольно сильно зависит от того, какой будет траектория ключевой ставки и ставок по долгосрочным кредитам. Сейчас ключевая ставка составляет 16%; вряд ли она будет расти дальше, а вот оставаться на этом или почти на этом уровне может довольно долго.

Представители ЦБ не устают повторять, что значимого смягчения не будет, пока не станет ясно, что инфляция побеждена. Ожидается, что цикл снижения ставок начнется в середине или даже во второй половине года.

Еще одна болезненная тема — технологический суверенитет, импортозамещение в гражданской сфере. От успехов в этом направлении зависит очень много: и курс рубля (нет импортозамещения — большие объемы ввоза товаров — давление на рубль), и экономическая безопасность государства. К сожалению, дело здесь идет из рук вон плохо. Есть точечные истории успеха, но системно проблема не решается.

Причины понятны. Это в первую очередь недостаточная поддержка со стороны государства. Дело в том, что проекты развития собственного производства обычно долгосрочные и рискованные. В нашем случае этот риск кратно усугубляется фундаментальной неопределенностью в отношении внешних санкций: как долго они продлятся и будут ли расширяться.

Можно наладить собственное импортозамещающее производство чего-то, а потом вдруг ограничения на импорт конкретного товара будут сняты, и ваше новое предприятие окажется неконкурентоспособным. Либо противоположная проблема: могут быть введены новые ограничения на импорт компонентов, критически важных для вашего будущего производства, и вам придется сворачивать проект, так как либо резко вырастет себестоимость, либо оно вообще станет невозможным.

Поэтому в нынешней ситуации частному предпринимателю гораздо выгоднее не создавать собственное импортозамещающее производство, а заниматься простыми быстро окупаемыми проектами: налаживать параллельный импорт товаров или просто идти в сферу услуг (кафе-рестораны, развлечения и т. п.). Так что чисто рыночными методами наладить широкое импортозамещение в нынешних условиях невозможно; нужны очень большие стимулы со стороны государства.

Сейчас же вся господдержка сводится к так называемой таксономии — классификации важных для государства направлений развития производства, при кредитовании которых банки получают послабления к требованиям по капиталу, что позволяет снизить ставку кредита на 1−1,5 процентных пункта.

Полтора процентных пункта снижения при ключевой ставке 16% — это просто смешно! Так что первостепенным фактором, определяющим траекторию роста нашей экономики и, самое главное, качество этого роста, будет то, сможет ли (если захочет) государство создать реально действенные механизмы стимулирования массового импортозамещения и развития технологического суверенитета и выделить на это нужный объем средств.

Справедливости ради стоит отметить, что помимо поддержки через таксономию у нас есть и льготное кредитование промышленности, аналогичное льготной ипотеке. Но в случае промышленности (в отличие от ипотеки) это точечные истории: объемы такого кредитования ничтожны, а сроки — короткие.

И тут мы приходим к еще одному фактору, который будет влиять на рост ВВП в текущем году — к судьбе субсидируемой ипотеки.

В настоящее время есть два основных вида субсидируемой ипотеки — льготная для всех под 8% и семейная под 6%. Эти две программы, сопоставимые между собой по объемам выдач, составляют львиную долю от всей субсидируемой ипотеки. В отличие от поддержки промышленности, на субсидирование ипотеки государство готово выделять огромные деньги, хотя даже их не хватает.

Недавно Владимир Путин на встрече с победителями семейных конкурсов озвучил поражающую воображение цифру: поддержка ипотеки в 2024 году обойдется государству в триллион рублей! Так что желание властей сделать хоть что-то с этой бездонной бочкой вполне понятно; отсюда и ужесточение условий по льготной ипотеке: первоначальный взнос увеличен до почти запретительных 30%.

Однако из высказываний чиновников уже ясно, что минимум одна из программ массовой субсидируемой ипотеки — семейная — будет сохранена; льготную, по-видимому, модифицируют, но в каком-то виде она останется (сейчас в Госдуме даже создана рабочая группа, которая занимается этим вопросом).

От того, на каких условиях будут продлены эти программы, в определенной мере зависит общая цифра роста ВВП, так как в России строительство в последние пару лет вносит весьма значимый вклад в рост ВВП.

Но это именно вклад в итоговую цифру роста. Что же касается качества нашего экономического роста (в указанном выше смысле), то тут влияние массового жилого строительства, скорее, негативно.

Дело в том, что стройка оттягивает на себя дефицитные ресурсы, которые могли бы пойти в развитие импортозамещающих производств.

В первую очередь, это трудовые ресурсы. Не секрет, что директора многих промышленных предприятий, когда их спрашивают, что мешает расширению производства, сразу же говорят о нехватке кадров, особенно квалифицированных рабочих. Даже процентные ставки являются для них гораздо менее важной проблемой.

И тут мы приходим к основному, на наш взгляд, фактору, определяющему траекторию нашей экономики в текущем году — к дефициту трудовых ресурсов. На самом деле, это первичная проблема; многие другие проблемы являются ее следствием либо сильно ею усугубляются. Так, жесткая ДКП — следствие высокой инфляции, которая в значительной степени провоцируется дефицитом кадров: предприятия переманивают сотрудников друг у друга высокими зарплатами.

Трудности с развитием импортозамещения тоже усугубляются дефицитом квалифицированных рабочих. И это есть дополнительный фактор, объясняющий, почему налаживать параллельный импорт проще, чем строить собственное производство: для выстраивания логистических цепочек нужны в основном не рабочие, а «белые воротнички».

Поэтому в ближайшее время очень многое станет определяться тем, как наше государство будет решать проблему дефицита кадров в рабочих специальностях. Пока действенных решений не придумано. И это наводит на грустные мысли о наших экономических перспективах.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий