Массированная атака ВСУ на «нефтянку»: БПЛА сжигают российское топливо

Массированная атака ВСУ на «нефтянку»: БПЛА сжигают российское топливо

Продолжаются атаки беспилотниками российской нефтяной инфраструктуры. Минувшей ночью нападению подверглись сразу три объекта в разных регионах страны. Системный вывод из строя топливных мощностей, вероятно, скажется на внутреннем рынке и на поставках в армию.

Наиболее серьёзным был удар по установке по переработке нефти компании «Лукойл» в городе Кстово Нижегородской области. На опубликованных СМИ кадрах виден мощный пожар, от него в небо поднимается черное плотное облако дыма. В тушении был задействован пожарный поезд Горьковской железной дороги. Человеческих жертв нет.

Ещё один пожарный поезд, а также «четыре высотных механизма» и свыше 60 человек были использованы при тушении загоревшегося после атаки БПЛА резервуара нефтехранилища в Орловской области. Предыдущая атака с воздуха на объекты топливно-энергетического комплекса региона была около месяца назад.

А вот атаку на «Киришинфтеоргсинтез» в Ленинградской области, судя по всему, удалось предотвратить. ПВО сбила беспилотник самолетного типа в окрестностях города. Помимо упомянутых регионов дроны сбивались также в Московской, Белгородской, Курской, Брянской и Тульской областях. Были ли их целями объекты ТЭК достоверно неизвестно.

«Российские нефтяные компании ищут способ донести до Кремля, что они выполняют задачи по снабжению топливом русской армии, а вот МО РФ плохо защищает их объекты от украинских дронов», — утверждает Тг-канал BRIFE. — Якобы, в «Лукойле» возмущены и ожидается «некое коллективное кулуарное обращение с участием членов правительства».

— Заметно, что с конца прошлого года прицельно бьют по российским топливным объектам, — говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. — Всё, что расположено на расстоянии до тысячи километров от линии фронта и работает на внутренний топливный рынок РФ находится в зоне риска.

Другое дело, что зачастую были атакованы и объекты ТЭК, работающие на экспорт. Например, терминал НОВАТЭКа в Ленобласти, куда стабилизированный газовый конденсат привозят по железной дороге, а дальше он отгружается на внешний рынок.

Среди «внутренних» объектов больше всего достаётся системам хранения, большим ёмкостям, где находится, как правило, дизтопливо. Вот и сейчас ударили по ним (в Орловской области — «СП»). Они меньше защищены. Но это не так страшно. Ну, выгорит какой-то объём топлива…

Самые опасные — удары по НПЗ. Но тут нужно чётко разделить дизель и бензин. Дизеля в России производится в два раза больше, чем потребляется. Половина идёт на экспорт. Поэтому если возникнет дефицит производства, государство заставит компании переориентировать экспорт на внутренний рынок. Потери будут только финансовые.

«СП»: А с бензином что случится?

— Бензина в России до недавнего времени производилось всего на 10 процентов больше, чем потреблялось. Нижегородский НПЗ как раз и производит примерно эти 10 процентов. Но с декабря прошлого года его ремонтировали. Причина неизвестна. «Лукойл» заявлял о поломке, атаку дронов не подтверждали.

Получается, ударив по этому НПЗ можно сократить российское производство как раз до уровня потребления. Именно поэтому, я думаю, правительство и ввело запрет на экспорт бензина. Тем более сейчас начнётся автомобильный сезон. Экспорт спровоцировал бы бы дефицит и рост цен. А если вслед за Нижегородским выбить хотя бы ещё один НПЗ…

«СП»: Главное, наверное, потребности армии?

— Военная составляющая не пострадает. Ведь почти вся военная техника использует дизель. Но на экономике в целом рост цен на бензин может отразиться. Дорогой бензин будет закладываться в стоимость любой продукции. Но главное, будут недовольны люди. Цены на АЗС они видят каждый день. Это политическая проблема.

При этом физический дефицит бензина мы вряд ли увидим. В крайнем случае закупим у Белоруссии. Там есть два недозагруженных из-за западных санкций НПЗ. Возможна «давальческая» схема: мы будем поставлять туда больше нефти, чем сейчас, а затем забирать продукт её переработки — бензин.

«СП»: Когда налёты дронов только начались, в Госдуме советовали бизнесу «вложиться» в собственную ПВО. Например, поставить по «Панцирю-С» на каждый НПЗ…

— Ответственность за сохранность нефтехранилищ переложили на владельцев. Большая часть нефтебаз принадлежит вертикально интегрированным компаниям. Известно, что они приняли некоторые меры: натянули где надо сетки, написали инструкции для персонала — что делать в случае ЧП, купили им «дронобойки».

Но эти «дронобойки», скорее, против диверсантов, которые станут, например, запускать квадрокоптеры со «сбросами» из ближайших кустов. От дронов самолетного типа, летящих на тысячу километров, они вряд ли спасут. Думаю, без полноценной армейской ПВО здесь не обойтись. Но купить себе ракеты и пушки нефтяники не смогут, даже при готовности заплатить.

У нас в стране нет рынка оружия. Это прерогатива государства. Нефтяники рассчитывают на Вооружённые силы. Как именно военные расставляют ПВО, наверное, тайна. Но любой человек может сам кое-что заметить, например, на выезде из столицы. В любом случае, имело бы смысл точечно защитить хотя бы НПЗ, которых в зоне риска совсем немного.

— Думаю, у «Лукойла» и других подобных компаний есть возможность себя защитить. Они могут продать свои непрофильные активы, какие-нибудь яхты и т. п., и на вырученные деньги нанять команду людей, которые будут отбивать атаки на их активы. — горько иронизирует военный эксперт Владимир Прохватилов.

Как известно, нет лучшего оружия против дронов, чем дробовик. Потому что дробь летит «распылённо» и попадает в БПЛА легко.

Конечно, для этого нужны будут смелые ребята, которые станут дежурить на крышах круглосуточно. Такие у нас были во время блокады Ленинграда. Неужели сейчас не найдутся?

— «Киришинфтеоргсинтез» — это крупнейшее предприятие в северо-западном регионе, — указал политолог Анатолий Несмиян. — Оно снабжает топливом российскую армию и два флота, так что это крайне важная цель.

«СП»: Как отбить системные атаки ВСУ на нашу «нефтянку»?

— В оперативном плане решить проблему атак беспилотников трудно. Нужно выстраивать эшелонированную систему ПВО, начиная от границы. Сейчас она очаговая, только вокруг крупных объектов. Поэтому БПЛА обнаруживают лишь на подлёте. Нужна космическая разведка, самолёты-радары. Это задача на десятилетия.

«СП»: Одна из атак на Ленинградскую область была проведена со стороны Ладожского озера. Получается, эшелонированную ПВО надо строить везде…

— Это уже работа военной контрразведки, ФСБ. Я не исключаю, что эти БПЛА запускают с территории РФ. Как их провозят, запускают? Плюс, атаки могут быть из Прибалтики, с моря. Поэтому самая лучшая система ПВО — дружественные соседи вокруг страны, откуда точно ничего не прилетит.

«СП»: Дружественное окружение в ближайшее время нам не светит. Может, имеет смысл симметрично атаковать НПЗ противника, где-нибудь в Кременчуге, чтобы «разменять» отказ от своих атак на их отказ бить по нашей «нефтянке»?

— Израиль пытается проводить такую политику многие десятилетия, отвечая враждебным арабам ударом на удар. Но их проблемы, как известно, так и не разрешились.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий