Российский СПГ ставит рекорды — а бюджет их в упор не видит

Российский СПГ ставит рекорды — а бюджет их в упор не видит

Экспорт российского сжиженного природного газа в Европу бьет все рекорды. По данным аналитической компании Kpler, в ноябре поставки оказались самыми высокими за всю историю и составили 1,75 млн т. Всего в ноябре экспортировала 2,914 млн т СПГ, то есть в Европу сжиженного газа ушло больше, чем в Азию, и это несмотря на официально провозглашенный ЕС отказ от российских ресурсов.

Самые большие объемы в ноябре ушли во Францию с завода НОВАТЭКа «Ямал СПГ», а также в Бельгию со среднетоннажного завода НОВАТЭКа «Криогаз-Высоцк». Всего за январь—ноябрь Россия экспортировала 29,12 млн тонн СПГ.

Казалось бы, если российская СПГ-отрасль будет развиваться такими темпами, у нее есть все шансы заменить поставки трубопроводного газа в Европу и вернуть утраченные позиции. Но, к сожалению, все не так просто. По словам экспертов, у российского СПГ проблем не меньше, чем у трубопроводного газа. Тут и введенные США санкции против проекта НОВАТЭКа «Арктик СПГ-2», первую очередь которого должны были запустить уже в декабре, и более ранние санкции, ограничивающие поставки танкеров и технологий, и возможный отказ европейцев от нашего СПГ после выхода новых проектов. По мнению экспертов, в отличие от нефти, американцам наш газ не нужен, поэтому они могут идти на него в полномасштабную атаку.

А если учесть, что из-за налоговых льгот проекта «Ямал СПГ» российский бюджет от всех этих рекордных поставок в Европу почти ничего не получает, то о замене трубопроводного газа сжиженным говорить пока не приходится.

— Поставки СПГ для нас довольно специфическая вещь в налогообложении, — поясняет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков. — Когда мы говорим о том, что Европа покупает большие объемы нашего газа, нужно понимать, что в основном он идет с одного проекта — «Ямал СПГ». В прошлом году цены в Европе зашкаливали и измерялись тысячами долларов, и «Ямал СПГ» даже отложил ежегодный профилактический ремонт, лишь бы побольше вывезти и заработать. В этом году цены в Европе и Азии примерно одинаковые, но в этих условиях с Ямала выгодней поставлять в ЕС — быстро отвез и пошел за новой партией, тем более что количество танкеров ограничено.

Но я напомню, что «Ямал СПГ» имеет налоговые льготы, которые пролоббировал НОВАТЭК. В начале никто особо не верил в этот проект, он был очень рискованный, и чтобы привлечь инвесторов, его на 12 лет освободили от налога на добычу полезных ископаемых на газ и газовый конденсат. Экспортной пошлины в России на СПГ вообще нет, а все остальные налоги либо обнулены, либо снижены. В итоге государству от продаж этого газа почти ничего не достается, и не будет доставаться либо до превышения определенного объема добычи, либо до завершения 12 лет. С учетом объемов добычи, скорее всего, льготный период закончится раньше, в 2026—2027 годах.

При экспорте трубопроводного газа «Газпром» платил и НДПИ, и экспортную пошлину в размере 30% от цены. Так что с точки зрения доходов бюджета это пока несравнимые вещи. «Ямал СПГ» будет платить налоги только в будущем, но неизвестно, будут ли к тому моменту европейцы покупать этот газ.

К тому же, объемам СПГ еще далеко до трубопроводного газа. Если взять даже все 20 млн тонн с «Ямал СПГ», это примерно 25−27 млрд кубометров газа, им далеко до 160 млрд кубометров трубопроводного газа в 2021 году.

«СП»: Что мешает нарастить эти объемы и запускать новые проекты?

— ЕС сам ввел в 2022 году санкции, запрещающие поставки оборудования для строительства СПГ-заводов. Аналогичные санкции ввели и американцы.

Уже в этом декабре должна быть запущена первая очередь проекта «Арктик СПГ-2» на 6,6 млн тонн проектной мощности. Но буквально пару недель назад США ввели санкции против этого проекта. И формально у него теперь вообще нельзя покупать газ. Непонятно, что будет с акционерами проекта, которые уже законтрактовали объемы. 10% газа должны уходить французской Total, еще 20% — китайским компаниям, 10% — японскому консорциуму, остальные 60% остаются НОВАТЭКУ. Теперь неясно, будут ли иностранцы забирать этот газ.

США также ввели санкции против компании «Арктическая перевалка», которая обслуживает перевалочные СПГ-комплексы на Камчатке и в Мурманской области. Мы пока не понимаем, сработают ли санкции, испугаются их или нет. Неизвестно, заработает ли вообще этот проект. Японцы явно хотят выпросить исключение из санкций. Китай, возможно, будет игнорировать санкции, но не исключено, что захочет сбить цену под предлогом санкций.

А, главное, нужно понимать, что каждый следующий СПГ-проект явно тоже будет подпадать под эти ограничения. Американцам наш СПГ на европейском рынке не нужен, так как они хотят сами его поставлять.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович рассказал, что определенные успехи в борьбе с санкциями у СПГ-сферы есть, но проблем все же больше.

— Поставки СПГ из России в Европу хотя и являются достижением Российской Федерации, не могут заменить трубопроводные поставки просто потому, что объемы принципиально разные.

Есть и другой момент — если мы поставляем СПГ в Европу, мы сами облегчаем им прохождение стресса, связанного с отказом от российских трубопроводных поставок, которые раньше были основой энергетической безопасности Европы. Это не значит, что нужно прекратить поставки СПГ, мы на этом зарабатываем, но все же это момент, который нужно учитывать.

«СП»: Сможет ли СПГ заменить трубопроводный газ в будущем, ведь он более гибкий, проще говоря, не зависть от трубы?

— Что касается перспектив, нужно понимать, что Европа может и запретить поставки российского СПГ, когда дополнительные объемы альтернативного СПГ выйдут на рынок. А уже года через три появятся дополнительные объемы из Катара, из США. Вот тогда Европа может начать более агрессивно смотреть на предложения запретить российский СПГ. Поэтому в перспективе нам нужно ориентироваться на рынки Азии, а не Европы.

«СП»: Какие проблемы могут при этом возникнуть?

— В первую очередь, это технологическое перевооружение. Все наши СПГ-проекты были построены на импортных технологиях. Сейчас нам нужно создавать собственные. Этим занимается НОВАТЭК, отчасти «Газпром», «Росатом» предпринимает определенные усилия. Хотелось бы видеть консолидацию компаний на этом направлении, чтобы это не была просто отдельная история. Но пока каждый занимается своими делами.

Второй момент — это нехватка судов. Нельзя исключать, что мы не сможем получать СПГ-танкеры из Южной Кореи, с компаниями которой у нас контракты на их поставку. Корейскому бизнесу это выгодно, но это политический момент. Американцы могут начать сильнее давить на Южную Корею в этом вопросе.

У нас есть судоверфь «Звезда» на Дальнем Востоке, которая должна самостоятельно производить танкеры. Но пока она просто занимается сборкой судов с корейских верфей, в случае чего, эта работа тоже прекратится.

Конечно, найдутся те, кто все равно будут рисковать и нас возить, но за это придется расплачиваться дисконтами за стоимость российского газа. Это факт, с которым приходится считаться.

В качестве конкретных индикаторов нужно смотреть, откроют ли первую линию проекта НОВАТЭКа «Арктик СПГ-2» и запустят ли потом вторую. Если она будет отложена, значит, санкции оказались более серьезными, чем мы предполагали.

«СП»: Как насчет импортозамещения, есть успехи на этом направлении?

— Основные наши проблемы — это технологии крупнотоннажного сжижения, которые изначально должны были предоставлять немцы, турбины и танкеры. У нас есть кое-какие планы по решению этих проблем. Например, вместо турбин можно использовать прямой электрический привод. Но для этого нужен очень большой объем электричества, а для этого необходимы плавучие электростанции. Или, к примеру, в мурманском проекте НОВАТЭКа будет использоваться ледокольная атомная станция, поэтому там тоже можно будет обойтись без газовых турбин.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий