Заклятые враги ОПЕК идут ва-банк

Заклятые враги ОПЕК идут ва-банк

США наращивают добычу сланцевой нефти. Как пишет Bloomberg, на фоне решения ОПЕК+ о сокращении добычи американские буровые компании, работающие в Западном Техасе и Северной Дакоте, довели объемы до рекордного уровня.

Аналитики прогнозировали внутреннюю добычу в текущем квартале на уровне 12,5 млн баррелей в сутки, однако она уже достигла 13,3 миллиона. Рост, пишет Bloomberg, стал возможен, даже несмотря на сокращение примерно на 20% работающих буровых установок, благодаря внедрению инноваций.

Это ставит под сомнение стратегию ОПЕК+, отмечается в статье агентства. «Очевидно, что США сыграли огромную роль на мировом рынке в 2023 году», — заявил агентству аналитик консалтинговой компании Wood Mackenzie Райан Думан.

В конце ноября страны ОПЕК+ договорились о продлении добровольного сокращения экспорта. Наибольшие объемы приходятся на Саудовскую Аравию (1 млн баррелей в сутки) и Россию (до 500 тыс.). На остальные страны альянса приходится еще 500 тыс.

Как заявили агентству некоторые эксперты, рост добычи сланцевой нефти в США и восстановление объемов в Иране и Венесуэле могут компенсировать все дополнительные предлагаемые ОПЕК+ сокращения в первом квартале 2024 года.

По словам заместителя главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов (ИЭФ) Алексея Белогорьева, увеличение добычи в США, Венесуэле, Иране было прогнозируемо и до встречи ОПЕК+.

— Думаю, что этот рост был учтен при принятии решения, все-таки в ОПЕК+ действует достаточно неплохой механизм анализа и оценки состояния рынка нефти. Принятие соответствующих политических решений просчитано.

Конечно, рост добычи в странах вне ОПЕК+ снижает эффективность сокращения, это очевидно. Но здесь возникает вопрос общего баланса. Основная проблема ноябрьского сокращения в том, что это было половинчатое решение.

Принятие более серьезных мер отложено до начала весны, когда будет более понятен баланс на рынке. Но он в общем-то никогда не бывает понятен, потому что оперативных данных по рынку нефти нет ни у кого. Они появляются с задержкой месяца в два, а то и больше. Сказать, какой баланс именно сейчас, можно только по косвенным признакам, в основном по динамике коммерческих запасов нефти в США и развитых странах. Это наиболее популярный, но не 100-процентно надежный индикатор.

В целом запасы растут. Они волатильны, но за последние два месяца увеличились. Это означает, что рынок постепенно приходит к профициту предложения, поэтому приняли решение о сокращении добычи, но оно очевидно недостаточно. Это было видно по тому, как отреагировали цены.

«СП»: А какие более серьезные шаги могли быть приняты и пойдет ли ОПЕК+ на них, если продолжится рост добычи странами, не входящими в организацию?

— Ускорения темпов нет. Если говорить о сланцевой добыче в США, то в следующем году там ожидается, скорее, замедление, в том числе из-за снижения инвестиций. Тот рост, который мы видим сейчас, связан с повышением эффективности.

Этот фактор не был учтен в начале года в прогнозах. Все видели, что буровая активность снижается (это действительно так), но то, что добыча на одну скважину повышается, почти все аналитики проглядели.

В следующем году то, что мы видим — это весьма осторожные оценки, ведь повышать эффективность до бесконечности невозможно. Этот фактор во многом отыгран, много проблем возникает. Не думаю, что будет ускорение роста в США.

«СП»: Не захотят ли некоторые страны альянса изменить свою позицию?

— Думаю, нет, потому что основная задача ОПЕК+ — держать цены на каком-то приемлемом для стран-экспортеров уровне. Для большинства членов альянса он сейчас явно выше 80 долларов за баррель, для многих даже выше 90.

Например, Саудовской Аравии, у которой сейчас очень большие траты, чтобы сбалансировать бюджет, хорошо бы держать цены на уровне 90−95 долларов за баррель. Но уж точно не ниже 80.

Думаю, эта политика продолжится, она в интересах большинства участников ОПЕК+. Конечно, есть разногласия, какие-то страны хотят воспользоваться повышением цен, но увеличить добычу, соответственно, нарастить выручку. Это большинство африканских производителей. ОАЭ тоже хочет увеличить, у Ирака есть определенные планы.

С Венесуэлой отдельная история. США в октябре временно смягчили санкции, по крайней мере на полгода. Из-за этого будет прирост.

Но к Венесуэле относятся по-особенному, на нее никакие ограничения не распространяются. Прирост там не очень большой — 100−200, максимум 300 тысяч баррелей в сутки.

Иран в последние два года хорошо прибавляет, но этот рост также будет затухающим, потому что есть предел возможностей. Все-таки основные санкции не сняты. Рост происходит за счет того, что США после февраля 2022 года, борясь с Россией, стали закрывать глаза на увеличение экспорта из Ирана, хотя могли бы его ограничивать мерами, которые есть. Но этого не делают.

Проблема в том, что в Иране не хватает собственных инвестиций в добычу. Плюс очень сложная логистика, потому что в основном серые схемы, прямых поставок мало. Не думаю, что Иран сможет в следующем году принципиально увеличить добычу.

Думаю, мы увидим продолжение бурной дискуссии в ОПЕК+ в феврале-марте. Скорее всего, если ситуация не улучшится (пока таких признаков нет), то будут новые сокращения.

Надо еще сказать, что одна из проблем последних решений ОПЕК+ (июньского и ноябрьского) в том, что они носят добровольный характер.

Проблем две. Первая — установленные квоты касаются только части стран, это не решение ОПЕК+ в целом, что негативно воспринимается рынком. Вторая — решения слишком краткосрочные. Большинство принято на первый квартал. А чтобы успокоить рынок, нужно в марте принять решение о сокращении хотя бы до конца 2024 года. Чтобы на три квартала вперед была определенность.

И надо будет переосмыслить общий баланс — как он будет выглядеть к тому моменту. Думаю, хуже, чем сейчас. К марту нефть, вероятно, придет к мировому профициту предложения. Это будет заметно. Он будет меньше, чем мог бы быть. То есть сокращение подействует, но весьма ограниченно.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий