Дом Мельникова опустел ради новой жизни

Мастерская архитектора сейчас выглядит так. Фото: предоставено Музеем Архитектуры имени Щусева

Дом Мельникова опустел — вся утварь и мебель, картины и графика, книги и предметы интерьера вывезены из здания в Кривоарбатском переулке в специальный депозитарий Музея архитектуры имени Щусева. В общей сложности это 25 тысяч единиц хранения. После освобождения памятника от его убранства реставраторы вновь обследовали здание и, добравшись до труднодоступных участков, внесли уточнения в многотомный проект реставрации. «Добро» на начало основного этапа работ дали 28 ноября. Хотя вообще-то надеялись все согласовать быстрее, да и деньги, а это два миллиона долларов, были выделены частным инвестором давно: закончить реставрацию собирались к концу 2024 года, но подготовка затянулась. В итоге сроки сдвинулись на неопределенный срок — сейчас говорят, что реставрация займет не меньше двух лет. То есть закончат, если повезет, к началу 2026 года. Впрочем, специалисты не торопятся форсировать события: здесь главное сделать все как следует.

— Наша главная цель — деликатное продление срока жизни памятника с минимальными реставрационными вмешательствами, — говорит новый директор Музея архитектуры Наталья Шашкова. — А такой подход требует наибольших временных и финансовых ресурсов. Экспериментальный жилой дом Константина Мельникова — знаковый памятник для российской и мировой культуры. Мы хорошо понимаем свою ответственность и волнение специалистов и общественности по поводу предстоящей реставрации, поэтому предусмотрели максимально открытый формат проведения работ.

Ход работ можно будет отслеживать в специальном разделе на сайте музея, а каждый шаг контролирует наблюдательный совет, председателем которого стала Елизавета Лихачева, которая возглавляла Музей архитектуры до своего назначения на должность директора ГМИИ им. Пушкина и много лет отвечала за подготовку научной реставрации Дома Мельникова. В совет вошли также правнучка архитектора Наталья Мельникова (в качестве секретаря) и еще четверо его потомков.

— Цель — ни в коем случае не сделать дом «как новый», — уверена Елизавета Лихачева, — а решить все основные проблемы этого довольно старого сооружения, которому через 6 лет исполнится 100 лет с даты окончания строительства. Решение проблем поможет обеспечить дому более долгую жизнь. Главный принцип реставрации — сохранение всего того, что можно сохранить, и бережная работа по замене того, что невозможно не заменить.

Памятник конструктивизма уже пытались реставрировать в 1990-х годах, но работы, проведенные тогда, скорее навредили, чем помогли. «Косметика» в данном случае опасна. Это показало обследование, проходившее два года — с 2017-го по 2019-й. Тем более что Мельников много экспериментировал, использовал доступные дешевые материалы, а еще под домом «ходят» грунтовые воды. Все эти факторы нужно учитывать. У дома есть «генетические» проблемы, которые даже самая деликатная реставрация решить не сможет, но она способна на время приостановить или замедлить разрушительные процессы. А вот последствия прежних неаккуратных «косметических» вмешательств устранить удастся.

На данный момент уже поработали над электрикой: почти все светильники, розетки и выключатели начала ХХ века починили. Всего несколько заменили (или собираются заменить) на аутентичные. Вместе с тем привели в порядок бойлер в подвале и другие коммуникации. По такому же принципу минимального вмешательства будут работать и с отделкой: стены покрасят такой же краской, какую использовал Мельников, а пол покроют аутентичной мастикой. Вероятно, это самая тщательная и прозрачная реставрация, которая когда-либо проводилась в России. И она может стать примером того, как работать с особо хрупкими шедеврами архитектуры, такими, как экспериментальный Дом Мельникова.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий