Игорь Сандлер рассказал о наследии рок-эрудита Биг Ника

Николай Богайчук (Биг Ник) на фестивале Russian Woodstock в 2019 г. с резидентами джаз-клуба Алексея Козлова — мультиинструменталистами Феликсом Лахути (слева) и Аней Королевой (справа). Фото: Из Личного архива

Две недели назад мы провели вечер памяти Александра Монина — секс-символа 80-х, фронтмена рок-группы «Круиз» и моего близкого друга. Народные и заслуженные артисты исполняли песни легендарной группы, и звучали они скорее не ностальгически, а очень актуально. Ушел в этом году и барабанщик «Круиза» Николай Чунусов. Уже больше половины состава этой яркой рок-группы не с нами…

Большой потерей для меня стал уход Коли Богайчука — для друзей Биг Ника. Для меня он всегда ассоциировался с Биг Миком — бессменным звукорежиссером легендарной группы Metallica, ювелирно отточившим фирменный звук этой группы, с которым я много раз встречался и в Германии, и в России. Он тоже был с громадной бородой, но еще тяжелее и объемнее, чем у Биг Ника, не только моего большого друга, но и партнера по многим музыкальным проектам и начинаниям.

Провожали Биг Ника в последний путь на Востряковском кладбище, где покоится еще один мой близкий друг — народный артист СССР Иосиф Кобзон. Вспомнил, как на мероприятии Фонда одаренных детей и молодежи я познакомил Колю с Иосифом Давыдовичем, в то время он был председателем фонда, и мы втроем долго беседовали. Грустно подумалось о том, что это не может быть случайным совпадением: два выдающихся деятеля отечественной музыкальной культуры, земляки, которые родились совсем недалеко друг от друга на Донбассе, снова встретились, чтобы уже никогда не расставаться…

Колю я знал очень давно, не один десяток лет. Необыкновенно эрудированный, добрейшей души человек. С ним можно было часами разговаривать, открывая для себя что-то новое. Он был глубоко погружен в музыку, в рок-культуру, в джаз. Музыкальный критик, обозреватель с большой буквы, эталон человека, к которому можно было обратиться по любому вопросу о музыке и получить исчерпывающий ответ.

В конце нулевых по предложению Сергея Доренко я вел программу «Беседы о русском роке и джазе» на радио. Участие Биг Ника в этой программе стало новым витком, обогатившим ее интересным содержанием, и это, несомненно, расширило аудиторию слушателей. Совместно ведя программу, мы приглашали много зарубежных и российских музыкантов. Коля предвосхищал ответы наших гостей и досконально знал биографии музыкантов. Он всегда приносил винил и знакомил нас и слушателей со своей богатой и уникальной коллекцией пластинок.

Пришел сейчас на память один случай. Разговаривая как-то с Биг Ником о виниле и о музыкантах, я рассказал ему, что свой первый западный винил приобрел за 60 рублей, когда мне было 14 лет (по тем временам почти среднемесячная зарплата советского человека!). Это были две пластинки, вызвавшие переворот в моем представлении о музыке: альбом «Survival» группы Grand Funk Railroad и «Reservation» певца Саймона Дюпри. И Коля неожиданно, с лету так подробно рассказал мне биографию Саймона Дюпри, что я был поражен глубиной его познаний! Ему можно было задать вопрос по любому зарубежному музыканту, и он не только рассказывал его биографию, но и знал массу профессиональных подробностей: где, когда, с кем, на какой студии записывался, в записи каких альбомов этот музыкант принимал участие и т.д. Коля был уникальнейшим человеком с энциклопедическими знаниями. И, конечно, он знал почти все об отечественном джазе и роке.

С 2011 года в жизни Биг Ника начался важный творческий период. После того как я познакомил бизнесмена Сергея Халина с джазовым гуру Алексеем Козловым, мы учредили культурный фонд, в который Биг Ник был приглашен директором. Именно там начался основополагающий и плодотворный этап в жизни Коли. Меня всегда восхищала особая любовь Биг Ника к творчеству Алексея Семеновича Козлова — мэтра и подлинной легенды русского джаза. Как выпускающий продюсер издательского лейбла при этом фонде, Биг Ник внес особо весомый вклад в популяризацию группы «Арсенал» и творчество Алексея Козлова, с которым, к слову, я познакомился еще в далеком 1977 году в Калуге, где в одном концерте выступали наши коллективы: «Арсенал» и «Интеграл». Мы и сейчас тесно общаемся и дружим.

Мне казалось, что для Коли не было ничего невозможного в его работе. В этом я убедился после одного случая. Он, кажется, больше меня радовался и от души поздравлял, когда после встречи в Майами с Арти Корнфельдом, сооснователем легендарного рок-фестиваля Woodstock, я получил право на этот культовый бренд в России. Уникальный случай в истории! Подобного права до меня не получал никто, нигде и никогда в мире. С благословения Арти мы организовали первый Russian Woodstock в Туле, об этом я как-то в деталях рассказывал читателям «ЗД» в этой колонке. Коля, естественно, был поражен и с громадным удовольствием откликнулся на мою просьбу поучаствовать в историческом событии. Он приехал со своей виниловой коллекцией, что, несомненно, обогатило фестиваль яркой краской.

Потом Коля стал потихонечку доставать для меня винил, посвященный Woodstock. Особой гордостью моей коллекции стало переиздание Limited Edition к 50-летнему юбилею Woodstock, которую я до сих пор храню в нераспечатанной коробке. Эта пластинка выходила в очень ограниченном количестве, ее практически невозможно было приобрести, но благодаря Коле она теперь является настоящей жемчужиной моей коллекции. Эту необыкновенную коробку с винилом я не открываю, хотя желание ознакомиться с ее содержимым, как поймет меня любой настоящий меломан, очень велико.

Уход Коли стал громадной потерей для музыкальной культуры и музыкальной индустрии России. С его уходом ушел целый культурный пласт и настоящая эпоха! Я всегда буду помнить Тебя, Биг Ник, мой дорогой друг!

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий