Пугачёва вернулась, а Рома Зверь даже съездил в Донбасс

Пугачёва вернулась, а Рома Зверь даже съездил в Донбасс

Читаешь рэп — мозгов не надо. В этом вновь убедил публику рэпер Моргенштерн *, известный эпатажными заявлениями. В интервью Ксении Собчак он поведал, что готов рассмотреть возможность возвращения в Россию, и даже съездить в Донбасс с концертом, если ему после этого предоставят возможность выступать на привычных площадках и дадут творческую свободу.

Вещал он это, старательно придавая физиономии одухотворенное выражение и явно старался сойти за «правильного пацана». Но без мата речь не клеилась.

Заявление рэпера довольно показательно: не он один готов поступиться принципами ради того, чтобы вернуть былую популярность и гонорары. Или привычный образ жизни.

Так экс-примадонна Алла Пугачёва возвратилась в родные пенаты, хоть и без супруга-иноагента. Он, впрочем, уже старательно подчистил в соцсетях видео с концертов, где поливал Россию грязью. Тоже подумывает вернуться?

А летом солист группы «Звери» Роман Билык, ранее выступавший против присоединения Крыма и критиковавший СВО, неожиданно для всех отправился в Донбасс и выступил перед бойцами подразделения ДНР «Каскад». И был прощён патриотически настроенной общественностью.

Пугачёва вернулась, а Рома Зверь даже съездил в Донбасс

Ладно, с Аллы Борисовны спрос не велик. Россию она особо не ругала. Разве что устроила демарш с требованием признать и её иноагентом. Шум вокруг своей персоны, она, конечно, подняла. Но что с бабушки российской эстрады взять? Влияние в отечественном шоу-бизнесе она подрастеряла, вернуть себе прежний статус вершительницы судеб эстрадных исполнителей вряд ли сможет.

Фронтмен «Зверей» выступал против военных действий, но на Родину помоев не лил. А вот Моргенштерн… Он и до начала СВО делал заявления, которые иначе как идеологической диверсией не назовёшь. Например, выразился в том смысле, что празднование Дня Победы — бесполезная трата денег. Да и сейчас не отличается примерным поведением.

И этот «деятель культуры» раздумывает, не съездить ли ему с концертами в зону СВО, чтобы получить индульгенцию. И продолжить эпатажную гастроль. Тем более, приближаются новогодние праздники — самое хлебное время для артистов.

Историк Андрей Марчуков полагает, что государство должно гораздо строже относиться к людям, которые выступают против страны и народа, особенно в сложное время.

— К сожалению, у нас есть тенденция к всепрощению, когда государство поступает по отношению к тем, кто выступает против него по-доброму, человечно. Может наступить момент, когда «доброе» станет «добреньким», и это начнет наносить вред и стране, и её гражданам.

Что до оппозиционно настроенных деятелей культуры, то труды многих из них культурной ценности не представляют. И по отношению к ним нужно проявлять жесткость, необходим общественный и государственный бойкот тех, кто сбежал за границу и демонстрировал там антироссийскую позицию.

Сам факт иммиграции в такой ситуации должен поднимать вопрос об их дальнейшей карьере в России. Если они возвращаются на Родину на жительство, и не вели, будучи за границей, антироссийскую агитацию, добро пожаловать домой. Но то, что их, скорее всего, снова начнут приглашать выступать на больших площадках, на радио на телевидение — недопустимо.

«СП»: Может, нужен закон, который ограничивал бы релокантов, и не только эстрадных исполнителей, в правах выступать на некоторых площадках, занимать определённые должности, преподавать, участвовать в политической деятельности?

— Я бы не ограничился принятием закона, ограничивающим появление «бегунков» в масс-медиа. Тут очень важен неформальной государственный подход.

У нас на принятие решения влияет очень узкая группа людей. Они должны употребить всё своё влияние, чтобы не допустить на широкое медийное пространство тех, кто себя запятнал.

«СП»: Мы уже пережили наплыв «возвращенцев», когда в начале 90-х потянулись назад представители диссидентствующей волны эмиграции и еще стали учить нас жить «по-западному». Ничего хорошего для России из этого, как мы убедились, не вышло.

— Эта ситуация сейчас не повторится, потому что тогда был перелом эпох, смена формы власти и социально-экономического строя.

Поэтому те люди были новым режимом востребованы как носители неких тенденций. А сейчас уехавшие возвращаются, потому что началась война в Израиле, или потому, что оказались не нужны ни в Европе, ни в Америке. Ничего радикально нового они не принесут.

Но за время их отсутствия произошло некоторое оздоровление и общественного климата, и культурного пространства. А если они вернутся с тем идеологическим багажом, который у них был до СВО, не говоря уж о том, что делали там эти два года, то это может негативно повлиять и на культурный процесс, и на общественное настроение.

Адвокат и общественник Дмитрий Аграновский полагает, что отдельный закон не нужен. И у любого человека должно быть право на деятельное раскаяние. Но согласен: допустить, чтобы «убеганты» снова начали учить нас жизни — совершенно неприемлемо.

— Уполномоченные органы, условный «Роскомнадзор», должны проявлять к таким людям повышенное внимание. И при наличии оснований привлекать их к административной и уголовной ответственности. Подчеркну: при наличии оснований. Эти люди должны чувствовать к себе пристальное внимание.

Если раскаяние человека будет деятельным (не говорю искренним, за 27 лет работы адвокатом искреннего раскаяния я не встречал ни разу и не думаю, что оно существует), когда человек реально готов признать, что был неправ и показать это, выступив в ЛДНР, то ему, конечно, нужно дать шанс. Но я не уверен, что того же Моргенштерна там ждут.

Наверное, если он хорошенько потренируется перед зеркалом, то сумеет, например, и «Темную ночь» спеть. И еще что-нибудь душевное. Только ему сначала нужно хотя бы часть своих татуировок свести. Выйдя в Донецке или Луганске на сцену с числом 666 на лбу, можно чем-нибудь по лбу получить.

«СП»: А как же свобода творчества?

— У нас вообще ограничений, как таковых, в творчестве нет. Можешь делать все, что хочешь — до тех пор, пока это согласуется с нормами уголовного и административного кодекса. Но я считаю, что, например, участие релокантов во властных структурах должно быть ограничено.

Есть такое наказание, не только в Советском Союзе было, но и в других странах тоже, — поражение в правах. Оно обязательно должно существовать. Вот только для творческих людей его применить будет сложно. Что им — площадки для выступлений не предоставлять? Этого в законе пропишешь. Так что, может быть, для них и не нужно специального закона. Лучше за ними какое-то время присматривать, контролировать и, если будут позволять себе лишнее, привлекать к административной и уголовной ответственности. И, конечно, нужно вести разъяснительную работу с шоу-бизнесом.

Если Моргенштерн вернется, то его, наверняка, будут сразу втыкать на лучшие площадки, звать на ток-шоу, такая скандальная персона почти гарантированно приносит прибыль. Вот и надо нашим бизнесменам разъяснять, что это совершенно недопустимо. В обществе должна быть некая атмосфера нетерпимости (это совершенно нормальный термин в нынешнее время) к подобного рода изменщикам.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий