Пушкинский музей займется болотоведением

В кабинете директора Пушкинского музея Елизаветы Лихачевой есть картина с текстом: «Музей — это люди». А правая рука главы ГМИИ, рассказывая о том, как привлекают молодежь в музей, процитировала одного из посетителей подросткового возраста: «Думал, что музей это что-то старое и мертвое, а оказалось, что он живой и с ним можно общаться». Тем не менее ни одного проекта ныне живущих художников в следующем году в Пушкинском не случится. Будут исследования — год откроет выставка о реставрации двух вариантов «Руанского собора» Клода Моне, что хранятся в ГМИИ. Будут итальянские натюрморты эпохи барокко, фламандские натюрморты XVII столетия, архитектурная графика и живопись, посвященная Риму разных эпох, выставка к юбилею авангардистки Варвары Степановой и «Неизвестный Щукин», где акцент будет сделан на его коллекции русского и восточного искусства, а не на нашумевших французских импрессионистах: планов немало, но современников, которых зритель привык видеть в музее в эпоху Марины Лошак, не планируется. 

Другое дело — региональные филиалы ГМИИ, которые прежде входили в ГЦСИ (Государственный центр современного искусства), там все наоборот. В Томске, например, где исторический Дом офицеров приспосабливают под музейное здание, обещают в 2025 году сделать выставку «Болотоведение», где современные художники в альянсе с учеными исследуют мутную экосреду. Пожалуй, эта заявка вызвала больше всего эмоций у собравшихся арт-журналистов.

Кстати, помимо Томска ГМИИ занимается реконструкцией зданий в других регионах, в частности, в Калининграде и Владикавказе. С Екатеринбургским филиалом пока неясно: там обещали предоставить другое здание взамен прежнего, проданного городом с аукциона частной компании, но пока с местом не определились. То же самое в Петербурге — вопрос с филиалом в Северной столице подвис. Тем не менее Пушкинский развивает свои далекие «вотчины» и планирует, например, привезти во Владивосток и Новосибирск проект «Древний Египет», который с успехом прошел в Москве. 

Что касается Москвы, то, как сообщила «МК» первый заместитель директора ГМИИ Дарья Парфененко, реставрация усадьбы Вяземских-Долгоруких, которая находится за главным зданием, может быть закончена не раньше конца 2025 года. И то эта дата — довольно условная. Именно туда собираются перевезти коллекцию из основного корпуса. Реконструкция усадьбы XVIII века началась в 2014 году. Там планируют открыть галерею старых мастеров. Пока в историческом здании продолжаются работы, а значит, что экспонаты из главного корпуса переместить некуда. Соответственно, здание на Волхонке пока не сможет уйти на ремонт — как минимум до 2026 года.

До ремонта обещают переделать постоянную экспозицию, где представлены картины итальянской, испанской и французской школ XVII–XVIII веков. Марина Лошак доверила реэкспозицию залов искусства старых мастеров сценографу и куратору Патрику Уркаде, но его авторская концепция не удалась. Авангардные стенды сами по себе смотрятся интересно, но мешают восприятию работ классиков, к тому же из-за нее постоянная выставка сократилась на треть. Классическую развеску будут возвращать в четыре этапа начиная с весны грядущего года. С одной стороны, это к лучшему, с другой — лучше совершить эксперимент и провалиться, чтобы переделать лучше, чем совсем уйти от новых практик. Сейчас очевиден тот факт, что Пушкинский, как, впрочем, и другие музеи, осторожничает. Однако вряд ли у него есть выбор.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий