Три регистра русской жизни показали в рифмах: в РОСИЗО открылась выставка-поэма

На первом этаже выставочного пространства в Петроверигском переулке чувствуешь, что жизнь – и правда, поэзия, порой суровая, иной раз изматывающая, но вместе с тем вдохновляющая.

Первый зал погружает в суровые страницы истории. Здесь многое напоминает о Второй мировой войне и других трудных временах, например, освоении территорий с суровым климатом. Графику и живопись, в основном представленную мужественными портретами, сопровождают цитаты из писем солдат.

Рукописи с фронта занимают целую стену – коллаж на фотообоях сделал так, что письма походят на летящих журавлей. Тут как в бессмертных строках Расула Гамзатова: «Мне кажется порою, что солдаты, / С кровавых не пришедшие полей, / Не в землю эту полегли когда-то, / А превратились в белых журавлей».

Рифмой к графике Юрия Пименова (портрет солдата военного времени) и живописи Владимира Воробьева («Крестьянин», 1919 г.) выступают работы знаменитых художников по стеклу – Светланы Рязановой, Галины Антоновой, Людмилы Золиной, Дмитрия и Людмилы Шушкановых. Со временем трагическое прошлое стекленеет, но оно всегда щемит где-то на подкорке – это генетический код.

Второй раздел – о мирной жизни. Повседневные будни послевоенного времени, так похожего на сегодняшнее настоящее, рассказано не только через стихи, а с помощью предметов. Аутентичные коньки 1940-х годов перекликаются с живописным сюжетом, где мальчик в ушанке, кажется, только что вернулся с катка.

Перед ироничным пейзажем Леонида Сойфертиса, изображающим зимний пленэр и парочку художников, разложены советские тюбики с краской, рядом стоит термос. Особое место занимает графический рисунок Евгения Кибрика: перед нами юноша, спящий на газете в полной электричке. Рядом с зарисовкой, вероятно, сделанной с натуры, – газета «Труд» 1967 года, поверх которой художник Шамиль Маметов нарисовал рыбу. Идея этой инсталляции-рифмы принадлежит куратору выставки Андрею Райкину. Так повседневная сцена обретает дополнительный подтекст, в котором заложен и христианский код (самопожертвование), и советский (практика обертывания рыбы в газету была общим место и отразилась во многих произведениях искусства). Словом, будни приносят как радость, как и грусть, тут и встречи с друзьями и ранние подъемы на работу, и суета, и моменты отдохновения.

Третья глава поэмы – мечта о красоте и свободе, будущее, которые неизменно видится светлым. Быть может, этому уснувшему в электричке юноше снится именно оно: бескрайнее море, парящие женские образы, солнечные пейзажи, собранные в третьем разделе из воздушной скульптуры, керамики, графики и живописи. Работы таких авторов, как Виктор Цигаль и Яковом Ромасом, рифмуются со строчками Давида Самойлова: «Но все же в звездные минуты / Мы обольщаемся мечтой. / И кровь кипит. И судьбы вздуты, / Как парус, ветром налитой».

– На выставке показаны три регистра русской жизни, которые существуют параллельно, – говорит «МК» куратор выставки Андрей Райкин. – Они делают жизнь наполненной и многоплановой: обращенная в прошлое печаль и память, выраженная через суровые образы, обыденная жизнь, показанная предметно, и будущее – мечты о прекрасном и возвышенном. Мы разделили их на три главы, но все эти параллели наполняют нас одновременно.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий