Юбилей Волчек отметили странной сказкой

Фото: Милана Романова

В этом сезоне, богатом на весомые даты, принято небанально отмечать эти самые даты. Так, к 125-летию МХТ, которое прошло в конце октября, специально написали и поставили пьесу «9 ряд, 10, 11 место» с размахом, соответствующим масштабу события: трогательный сюжет, связавший три поколения москвичей, шикарная декорация. Тем не менее многие, помню, тогда остались недовольны снижением образов отцов-основателей Художественного, которых никто из ныне живущих не знал. То ли дело «Современник» и его главная героиня Галина Волчек… Ее-то лично знало как минимум три поколения — от ее ровесников до теперешних сорокалетних. И вот последние, которых малолетками никак не назовешь, сочинили сказку «Галя. Волшебная история». В программке ее почему-то назвали инсценировкой, но по какому произведению, скромно умолчали, поэтому будем считать ее пока самостоятельным произведением.

В ней все сказочное — зачин («Жила-была девочка Галя»), рассказчик в шапочке и с добрым голосом (Александр Хованский), которому до завершенности образа не хватало слов: «Здравствуй, дружок». А так он добросовестно выполнял функцию гида по жизни девочки Гали от детского периода в доме на Полянке до момента, когда она устала и кончилась. В сказочном нарративе ее жизнь, сочиненная актерами Полиной Рашкиной и Семёном Шоминым, проходила в Стране холодных ветров, которая все расширяла свои границы, но из-за ветров там совершенно невыносимо было жить девочке Гале. И тогда она по совету некоего дяди Михаила Ильича (продвинутые загуглили — Ромм, классик отечественного кино, работавший с Галиным папой), отбросив красный мячик и зеленый арбуз, полетела искать приключений в другую страну. Но не за границу, как могут подумать доверчивые граждане, а в страну волшебную. Такая в Стране холодных ветров была одна — театр.

И именно там девочка Галя встретила Шефа (маленький, с глазами, горящими как у авантюриста), при нем Хозяйку-блондинку Лилю (все время в фартуке и с медной кастрюлей в руках), Умника в очочках, Панка с волосами в виде сосулек, торчащих в разные стороны, Квашенка и Кота, говорившего голосом мультяшного Матроскина. Кто в теме, не сразу, но сообразили: Ефремов, Толмачева, Евстигнеев, Кваша, Табаков. А вот кто значился под Умником, никто не понял. Впрочем, в сказке это не важно, важно, что сия странная компания фриков строила свой поезд — «Своевременник», и тот ездил по Стране холодных ветров и спасал людей. Люди назывались всего-навсего труханами в костюмах отмороженных ежиков.

Как во всякой сказке, добрым силам противостояли силы зла, и их олицетворяла ведьма Фурц: она строила козни ехавшим спасать людей, а потом переобулась на ходу и пересадила Шефа с маленького на другой — великий, построенный двумя великими старичками, которых один раз показали в гриме Станиславского и Немировича-Данченко. И после того как Шеф спрыгнул с поезда «Своевременника», совсем повзрослевшая девочка Галя вышла в открытый космос в скафандре, где встретила папу (тот успел скончаться), а оттуда попала в страну совсем других ветров. В конце Галя впряглась с Котом и Хозяйкой в лямку и потащила «Своевременник», как дети на известной картине «Тройка» художника Перова. А потом устала и просто легла на сцену. Тем и кончилась сказочка про девочку Галю. До этого момента, правда, она немного пела, немного танцевала и ходила в папином пиджаке целых два часа. «Вот и сказочке конец» — единственное, что не произнес добрый сказочник. Режиссер Иван Комаров, уже ставивший в «Современнике», постарался придать произведению веселенькую картинку из «Мурзилки»: художница косым дождем пустила по заднику эскимо на палочке вперемешку с виниловыми дисками, среди актеров вначале были куклы, а с помощью элементов хореографии изобразили полеты из плохой Страны с ветрами в Страну волшебную. Странное сочинение сопровождала живая музыка.

Приглашенный на день рождения Волчек театральный гость после увиденного безмолвствовал и прятал глаза, как свидетель чего-то малоприличного. Аплодисменты были непродолжительные от слова совсем. «Что это было?» — спрашивали друг друга театральные люди. «И это будут продавать зрителям?» — удивлялись другие. Да, театр действительно рассчитывает сделать спектакль репертуарным, и есть даже название — «Дальше сами», но расчет тут явно непрофессиональный. Во-первых, целевая аудитория зрелища совершенно не определена — детям сказка про «Современник» будет непонятна и неинтересна ни в исторических лицах, ни в логике изложения событий, ни в деталях. Для взрослых — примитивна в своем схематизме и далека от той правды, которую знают все (лично, по книгам, по документам), поскольку все еще живы, а часть участников этой истории даже молода. В общем, получилась недосказка, недобыль, недомюзикл — ни то, ни се, а черт знает что.

Трактовка истории, сделанная сорокалетними людьми, плоская и по большому счету лживая как в целом, так и в деталях. Обидно за министра культуры Екатерину Фурцеву, представленной карикатурной и безвкусной идиоткой с замашками рыночной хамки. Не могли авторы и постановщик не знать, что благодаря поддержке именно Фурцевой «Современник» в 60–70-е годы выстоял и выпустил свои знаменитые спектакли.

— Фурцева обожала Ефремова, это все было на моих глазах, — чуть не плача говорила бывший главный администратор Галина Лиштванова. — Это все вранье. И Галя не такая, не такая была. И все они не такие. Стыдно-то как.

Не вошло в историю и поколение, воспитанное Ефремовым, а позже Волчек и составившее честь отечественному искусству, — Неелова, Яковлева, Леонтьев, Гармаш, Иванова, Покровская, Казаков, Дорошина, Гафт, Крылова, Дроздова, Петрова, Аниканова и другие. А по версии постановщиков выходило следующее: семь человек построили театр, потом кто-то ушел во МХАТ вслед за Ефремовым, а кто-то помер («растворился в тумане»), и осталась в «Современнике» только молодая труппа, на которую в последние годы упорно делала ставку Галина Борисовна и к которой обращены слова, впервые за два часа действия прозвучавшие в финале. Имен этого поколения, правда, никто не знает, разве что теперь узнает — как нахально вписавших себя в современную историю «Современника» первым номером. И главное, как неталантливых творцов мифов.

Кстати, на сцене в основном играл самый последний актерский призыв «Современника», но вспомнить некого. Разве что артистку, исполнившую роли Гали, но и та оказалась приглашенной — из Театра им. Маяковского. Анастасия Мишина трогала своей искренностью. То, что в «Современнике» не нашли актрису на роль Волчек, много говорит о мастерстве той части труппы, на которую так надеялась легендарная современница. И, надо признать, ошиблась.

Но мой последний вопрос не к ним, а к руководству и юридической службе театра: господа, вы не боитесь претензий по авторским правам? В инсценировке использован текст (порой до фраз) моей книги «Галина Волчек. Как правило вне правил» — полная ее беллетристическая биография, которую она очень любила. Но никаких ссылок даже в программке на нее нет. Видимо, с них начинался и «Современник», и родина, которую они так не любят.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий