Человечеству угрожает новая эпидемия: учёным не удалось выявить возбудителя Человечеству угрожает новая эпидемия: учёным не удалось выявить возбудителя

Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Человечеству угрожает новая эпидемия: учёным не удалось выявить возбудителя

Странную и смертельно опасную хворь, которую получили россиянка и ее ребенок во время посещения Танзании, согласно официальной терминологии называется африканским трипаносомозом. Болезнь у пермячек дала знать о себе лишь несколько месяцев спустя после возвращения на родину. «Походка меняется, трясутся руки и ноги, не хочется пить, есть», — передала свои ощущения женщина. У ребенка и вовсе температура скакнула под 40 градусов, началась лихорадка, девочка, по словам близких, находится в «амебном» состоянии.

Все упомянутые признаки очень характерны для трипаносомоза, который ученые уже давно начали изучать. Это тропическое заболевание, поначалу проявляющееся в виде лихорадки, набухания лимфатических узлов, кожных высыпаний, боли в голове, в мышцах и суставах, прогрессируя вызывает нарушение координации движений, речи, судороги, сонливость и спутанность сознания… При отсутствии правильного лечения человеку грозит смерть.

Зона распространения африканской сонной болезни охватывает почти 40 стран в тропическом поясе Черного континента. Там регистрируются тысячи случаев. Вся эта территория как раз и обжита мухой цеце – главным переносчиком возбудителя опасного заболевания. К счастью для нас, жителей России, опасное кровососущее насекомое в более холодном климате не приживается, так что российские пределы защищены от разгула трипаносомоза. Возможны лишь отдельные завозные случаи, — как в нынешней ситуации с семьей из Перми.

Однако нашим прадедушкам, жившим в начале прошлого века, сам этот термин «сонная болезнь», а также пугающие страшилки, связанные с распространением «сонной» эпидемии, были знакомы. Хотя в ту пору поездки в африканские саванны являлись большой редкостью.

Дело в том, что европейцев в 1910-е-1920-е гг. накрыла эпидемия своей собственной «сонной болезни». Разгулялся опасный недуг, который до сих пор остается загадкой для исследователей. Это поветрие атаковало Европу, Америку, Азию неожиданно и столь же неожиданно сошло на нет. Число жертв исследователи определить затрудняются даже приблизительно, однако речь, скорее всего, может идти о многих тысячах жизней.

Первыми тревогу забили французские медики. В 1915 году среди солдат, воевавших против войск кайзера на фронте под Верденом, стали фиксировать случаи странного заболевания. Оно начиналось с серьезного повышения температуры, лихорадки и сильной головной боли, а вслед за тем на человека наваливались непонятные расстройства то ли неврологического, то ли даже психиатрического свойства: в одних случаях – сонливость, прострация, рассеянность внимания, в других – наоборот, гиперактивность, повышенная раздражительность, бессонница, галлюцинации… Нередки были случаи поражения нервных волокон, управлявших движениями глазных яблок, и у человека возникали затруднения при попытке перевести взгляд с одного предмета на другой… Совершенно непонятно оказалось, как и чем лечить такой недуг, а без эффективной медицинской помощи почти каждый третий заболевший умирал. Впрочем из числа выживших очень многие потом вроде бы восстанавливались и уже не ощущали на себе никаких последствий перенесенной болезни.

Увы, системных долговременных наблюдений за самочувствием выздоровевших после такого непонятного заболевания тогда по разным причинам так и не наладили. Поэтому сохранились лишь разрозненные сведения, которые позволяют полагать, что у значительной части из тех, кто пережил заболевание, впоследствии развился синдром Паркинсона.

Поначалу появилась версия, что загадочный недуг является одним из результатов применения на фронте боевых отравляющих веществ – иприта или горчичного газа. Однако в дальнейшем такая причинно-следственная связь не подтвердилась.

Вслед за вспышкой во Франции болезнь стала косить людей и в других странах. От него стали страдать жители Австрии, потом ряды заболевших пополнили немцы, голландцы, чехи… В 1916 году «злая лихоманка» приобрела уже масштабы настоящей эпидемии. Она оккупировала не только Западную Европу, но проникла в азиатские страны, перекинулась, благодаря оживленному пароходному сообщению, в Америку.

В 1917 году тщательным изучением этого заболевания занялся австрийский профессор-невролог Константин фон Экономо. Ученый написал целый трактат, детально описав симптоматику и ход болезни, которую метко охарактеризовал, как «сонную». Действительно, согласно наблюдениям Экономо, в период наиболее острой фазы болезни наряду с лихорадочными явлениями и нарушением двигательной функции глаз очень характерным признаком ее являлась крайняя сонливость. Больной спал сутки напролет в течение недели, двух, трех… Когда пытались его разбудить, продолжительность бодрствования оказывалась очень небольшой, после чего человек неминуемо вновь засыпал. Причем, порой, что называется, прямо на ходу – в самых неподходящих местах и в самых неподходящих позах. Но и после того, как стадия сна миновала, ситуация становилась зачастую немногим лучше: вроде бы победивший недуг человек превращался в «овощ» — днями напролет сидел неподвижно с отрешенным видом, не выражая никаких эмоций, не реагируя на действия окружающих… Это наводило врачей на мысль, что у такого пациента в результате попадания вирусной инфекции оказался поврежден головной мозг.

«Мы имеем дело с неким сонным заболеванием, у которого невероятно длительное течение, — писал Экономо. — Первые симптомы обычно проявляются довольно резко, начинаясь с головных болей и плохого самочувствия. Затем наступает состояние сонливости, иногда сопровождаемое бредом, но пациент легко приходит в себя. Он дает разумные ответы, подходящие по ситуации. Это сонное состояние может привести к смерти  — вскоре или спустя несколько недель. С другой стороны, оно может оставаться неизменным в течение недель и даже месяцев. Состояние пациентов варьируется от обычной сонливости до глубочайшего ступора и комы».

Впрочем, в некоторых, куда более редких случаях Экономо сталкивался с ситуацией прямо противоположной: в результате заболевания человек начинал страдать бессонницей. Вот что записал по этому поводу профессор: «Абсолютная неспособность заснуть (агрипния) даже при отсутствии других симптомов неизбежно заканчивалась смертью больного в течение 10-14 дней… Порой бессонница сопровождалась постоянным неукротимым возбуждением, которое доводило больных до исступления, телесного и душевного бешенства. Эти больные находились в состоянии непрестанного возбуждения и движения до самой смерти, которая наступала от полного истощения сил в течение недели — десяти дней».

С учетом чаще всего встречающихся и наиболее заметных симптомов этого недуга, он и получил свое «народное» имя: сонная болезнь. Хотя в научной литературе было узаконено иное название – летаргический энцефалит.

Как ни старались профессор Экономо и его коллеги, а также последующие поколения врачей-исследователей, однако выявить возбудителя «северной» сонной болезни, атаковавшей Европу и многие другие территории, им не удалось. «Родитель» летаргического энцефалита сохраняет свое инкогнито до сих пор.

При этом многие ученые выражали свою уверенность, что в данном случае причиной эпидемии является некая вирусной инфекция, которая способна передаваться от человека к человеку контактным или воздушно-капельным путями.

Но вернемся к событиям начала прошлого века. В 1916-м, 1917-м, 1918-м гг. загаджочное поветрие распространилось на десятки стран в разных частях света. Счет заболевшим шел на сотни тысяч, летальность при этом была пугающе высокой. Медики констатировали, что «снотворной» болезни подвержены люди практически любого возраста – от маленьких детей до глубоких старцев, но чаще всего жертвами загадочного недуга становилась молодежь 15-35 лет.

По странам Европы пошел гулять пугающий словесный образ сонной болезни: говорили, что она будто вынимает из человека душу, превращая его в оцепеневшее бездумное существо.

Казалось, мир оказался у порога «сонной» катастрофы. Но тут наступил год 1919-й и принес на землю другое, еще более страшное заболевание – «испанку». В разгуле этого гриппа попросту «утонула» сонная болезнь с ее куда более скромными масштабами («всего» несколько миллионов заболевших против сотни миллионов пострадавших от «испанской инфлюэнцы»). Теперь все силы были брошены на борьбу с этой пандемией, а потому в отчетах, в статистических данных фигурировали лишь сведения по ситуации с «испанкой». Летаргический энцефалит при этом превратился в некий сопутствующий фактор, а потому о его «войне» с человечеством в 1919-1920 гг. почти не встерчается упоминаний, учета заболевших именно этим недугом практически не велось. Можно предположить, что очень многие умершие от летаргического энцефалита оказались включены в статистику жертв «испанки».

После внезапного, до сих пор трудно объяснимого отступления пандемии «испанского гриппа» сонная болезнь вновь явно обозначила свое присутствие. В медицинских документах первой половины 1920-х гг. опять стали упоминаться случаи такого характерного заболевания.

Судя по сохранившимся сведениям, территорию России летаргический энцефалит атаковал в 1920-1921 гг. А до того эта опасная зараза обосновалась в самостийной Украине: о страдающих данным недугом пациентах сообщали врачи, работавшие в больницах Киева, Одессы, Харькова… Впрочем, по территории бывшей Российской империи сонная болезнь гуляла, «спрятавшись за чужие спины». Это были тяжелые годы Гражданской войны, полнейшей хозяйственной разрухи, голода, активного распространения опасных эпидемий – помимо пресловутой «испанки» в огромной стране свирепствовали еще холера, брюшной тиф… На фоне этих ужасов «снотворная» болезнь проходила малозаметной тенью.

Летаргический энцефалит продолжал активно косить людей во многих странах вплоть до 1925 года. Вслед за тем загадочная болезнь пошла на убыль – сама собой (эффективных лекарств против «сонки» так и не успели создать). А в 1927-м эпидемия и вовсе прекратилась.

Итоги этой эпидемической эпопеи в силу упомянутых выше обстоятельств подвести оказалось затруднительно. Чаще всего в справочной информации фигурирует общее количество переболевших летаргическим энцефалитом – около 5 миллионов человек. Указывается также, что приблизительно треть из них умерли от данного заболевания, а у значительной части (до 20%) выживших так и не восстановились функции мозга, из-за чего эти люди постоянно находились в прострации.

Совершенно непонятно, какой ущерб нанесла эпидемия сонной болезни Советской республике. Думается, что с учетом сложнейшей ситуации, существовавшей тогда в молодой Стране Советов, даже приблизительные числа определить никогда не удастся.  В сообщениях исследователей называемое ими число жертв колеблется в очень большом диапазоне – от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч человек.

Дальнейшие наблюдения за переболевшими сонной болезнью, исследования, направленные на поиск эффективных мер борьбы с таким инфекционным недугом, оказались скомканными, повсеместно прекратились. Здесь свою роль сыграла новая напасть, обрушившаяся на цивилизованный мир, – глобальный экономический кризис, разразившийся на рубеже 1920-х – 1930-х гг.

Внезапное исчезновение летаргического энцефалита после нескольких лет его бурного распространения по миру стало для медиков еще одной загадкой, преподнесенной данным поветрием. Впрочем «снотворный» недуг все-таки не пропал окончательно. В последующие годы на территориях некоторых стран фиксировали единичные случаи такого заболевания. Но к разгулу эпидемии они не привели.

Навещала сонная болезнь и Советский Союз. Автору этих строк удалось даже обнаружить упоминание об одном очень похожем эпизоде в старых подшивках «Московского комсомольца». В номере столичной «молодежки» от 22 октября 1940 года напечатана заметка «Редкая форма заболевания»:

«…14 августа прошлого года в Пятигорскую больницу поступил на излечение Ю. Рятс. Он был доставлен в состоянии глубокого сна. Этот сон с небольшими перерывами продолжается и до сегодняшнего времени.

Заболевание началось с того, что Рятс стал быстро утомляться. Появилась повышенная сонливость. Постепенно он стал спать по 3-4 дня, пробуждаясь на короткий срок. В больнице с конца августа 1939 года до мая 1940 больной не просыпался.

Обычно Рятс лежит с крепко сжатым ртом, закрытыми глазами, не реагируя ни на какие раздражители. Питание он получает искусственным способом, через зонд, вводимый в носоглотку… В последние месяцы больной проявляет некоторую активность. 25 июля он во время пробуждения впервые заговорил. Несколько раз удавалось кормить его с ложки. Больной постоянно находится под наблюдением опытных врачей…»

Стоит ли нам сейчас вспоминать об этом странном поветрии, атаковавшем Евразию и Америку почти век назад? Один из современных специалистов, американский вирусолог Джон Оксворд полагает, что человечество вряд ли навсегда распрощалось с угрозой распространения летаргического энцефалита. «Я уверен: что бы ни послужило причиной болезни, оно может нанести новый удар. Пока мы не узнаем, что же стало источником заболевания, мы не сможем предотвратить его, если снова наступит эпидемия».

В 2012 году группа ученых изучила образцы биоматериала, взятого из останков людей, которые, как полагают, умерли в свое время от сонной болезни. Согласно обнародованным данным о результатах этих исследований, ученым удалось выявить следы неких энтеровирусов, предположительно и вызвавших такое заболевание. Однако конкретных выводов о том, что это за вирусы и почему они столь активно атаковали людей в начале ХХ века, а потом внезапно отступили, не было опубликовано.

Кстати:

По предположениям некоторых исследователей, от сонной болезни, бушевавшей в Европе, пострадал Адольф Гитлер. Будущий фюрер немецкого народа в конце 1910-х – начале 1920-х гг., возможно, переболел летаргическим энцефалитом, вследствие чего у него развился паркинсонизм, выражающийся внешне в треморе рук. Такой недуг мог повлиять на деформацию психики Рейхсканцлера и как следствие — на принимаемые им роковые решения в области политики и военных действий.

Источник

ЧИТАЙТЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий