Британских рыбаков будем гнать из Баренцева моря в шею

Британских рыбаков будем гнать из Баренцева моря в шею

Пришла пора отказаться от соглашения по рыболовству в Баренцевом море «времен очаковских и покоренья Крыма»

Россия готовится прервать соглашение с Британией, по которому английские траулеры имели право беспрепятственно ловить рыбу в Баренцевом море. Законопроект о его отмене наши МИД и Минсельхоз внесли в правительство, которое идею поддержало.

В 1956 году СССР и Соединенное Королевство заключили соглашение сроком всего-то на пять лет, но — с возможностью продления, и эта договоренность оставалась в силе до сих пор. Наконец мы воспользовались законным правом его расторгнуть. Оказывается, можем отвечать на их санкции, если как следует подумать.

Как обычно, нет ничего более постоянного, чем временное — англосаксы аж 68 лет пользовалась привилегией заниматься рыбным промыслом в Баренцевом море: вдоль побережья Кольского полуострова, по берегу материка к востоку от мыса Канин Нос, и далее вокруг острова Колгуев, плюс на шельфе других островов — везде британские рыбаки могли находиться свободно.

И только после 12-ти пакетов санкций ЕС против России что-то зашевелилось: «Наши сети» вытянули ассиметричный ответ.

Хотя Британия и не входит в Евросоюз, но у нее свои гадости, например, бриты ввели дополнительный тариф в 35% на ввоз в страну некоторых наших товаров, типа русской водки и меди.

Экономист Василий Колташов считает, что запрет рыбной ловли в наших прибрежных водах выглядит логично:

— А почему кто-то должен ловить треску в зоне нашего контроля? Они ведь начали против нас настоящую экономическую войну. Это уж не говоря о том, что англичане снабжают бандеровцев ракетами, бьющими не только по нашим военным кораблям, но и по мирным городам. Они сделали ставку на то, чтобы уничтожить Россию.

Есть очень интересные аналогии. Заговорили о том, что Запад ведет против России вторую Крымскую войну, или, как ее в Европе называли в ХIХ веке, Восточную войну.

Напрашивается некая историческая параллель с событиями 1853−1856 годов, когда тоже в Европе хотели Россию измотать — в надежде на то, что в нашей стране произойдут некие внутренние процессы, в результате которых она обрушится, что позволит им самим процветать.

Наши противники на это настроились и так действуют, причем действуют очень решительно и крайне последовательно, на порядок методичнее, чем наши власти. У нас есть множество направлений, по которым мы видим странную заторможенность.

Я говорю не про МИД и Минобороны, а про экономические сферы. Много наблюдается странного поведения со стороны наших либеральных чиновников. Например, пошли рассуждения про новую приватизацию, которая, по их мнению, сейчас, нужна.

«СП»: Не случится ли с северными треской и пикшей того, что было с добываемыми на Дальнем Востоке морскими запасами? Пишут, что снежного краба наши ввезли в Японию на четверть миллиарда долларов. Российских крабовых палочек, или по-японски «сурими», отправили японцам на 55 млн долларов. Про морских ежей и прочих гадов можно не думать, мы их не любим, но лососевых можно было бы и для себя попридержать?

— Да, хорошо бы, чтобы рыба шла в большей степени на внутренний рынок и была подешевле. На рынок Евросоюза она тоже будет пробиваться, но мы должны руководствоваться очень простым принципом: вылавливать и перерабатывать рыбу в наших водах должны только отечественные производители. Никаких иностранцев здесь быть не должно.

Сейчас населению не до рыбы, хотя ее наши промысловики должны добывать везде, где это можно сделать. Другое дело, что девальвация рубля, к сожалению, снизила внутренний спрос на рыбу, люди сосредоточились на курином яйце.

«СП»: Мы живем в глобальном мире, когда те же куриные яйца подорожали, стали разбираться, оказалось, что чуть ли не сто процентов так называемой «генетической продукции», то есть оплодотворенных яиц цыплят-бройлеров… везут к нам из-за границы, хорошо, что не из Британии, а из дружественной Бразилии. Но не случится ли что-то подобное в рыболовстве? Уже сообщается, что наши траулеры ремонтировать негде, европейцы отказываются это делать. Наши рыбаки не исключают снижения вылова.

— Я думаю, что ремонт судов — это вопрос решаемый, проблем быть не должно, в крайнем случае, возникни трудности с комплектующими, некоторые детали можно закупить по параллельному импорту. Так что решение по рыболовству в Баренцевом море — назревшее и перезревшее, что поделать, у нас как всегда «очень медленно запрягают», — считает эксперт…

Будем надеяться, что как только запряжем, поедем быстро. Или хотя бы просто поедем. Пока в правительстве говорят, что денонсация старого, еще советских времен соглашения не вызовет серьезных внешнеполитических и экономических последствий для нас. Но это первый денонсируемый международный договор по продовольствию.

Российские власти давно объявили о пересмотре законодательной базы и работу по недружественным странам.

Но разрыв договоренностей по Баренцеву морю может стать своего рода прецедентом по денонсации соглашений, которые регулируют сотрудничество именно на чувствительном продовольственном рынке.

С одной стороны, наша страна имеет право денонсировать договор, или хотя бы не продлевать на следующие пять лет соглашение между странами, которое имело одностороннюю направленность и не давало России зеркальные права ловить рыбку в мутных британских территориальных водах. Англичанка же как привыкла считать: мое — это мое, а твое — наше.

Пока обещают, что отказ британским рыбакам в лове не должен сказаться на стоимости рыбы на российских прилавках, поскольку рыболовная отрасль в Баренцевом море зависит от национальных квот.

На текущий 2024 год объемы вылова трески и пикши снизили на 20%, а лимиты на мойву наоборот выросли более чем в три раза.

Промышленное рыболовство в Баренцевом море почти полностью осуществляется на квотируемых биологических объектах, причем более половины добываемых ресурсов — приходится у нас не на наши, а на иностранные экономические зоны.

Рыба не знает где плавает: в Баренцевом море или в восточной части Норвежского, треска и пикша (а это восемьдесят процентов улова) мигрируют туда-сюда, находясь под совместным контролем России и Норвегии.

Так что обиженные англичане, скорее всего, поплывут к норвежцам. Если те их пустят. Терки между европейцами вокруг рыбы идут жесткие. Это одна из озвученных причин выхода Британии из ЕС.

С соседями норвежцами наше Федерального агентства по рыболовству работает плотно, есть даже Смешанная Российско-Норвежская комиссия по рыболовству, обсуждающая квоты по вылову мойвы, палтуса и морского окуня.

А вообще традиционно чуть ли не со времен Петра Первого иностранные суда не имеют права заходить в русские полярные воды восточнее меридиана, проходящего через Архангельск. Да и не всем это интересно. Заходили сюда, помимо англичан с норвежцами, разве что гренландские рыбаки.

Естественно по особой договоренности, в полном соответствии с Соглашением между правительством РФ с одной стороны, и правительством Королевства Дании и местным правительством Гренландии, с другой. Гренландия тоже информирует нас о состоянии запасов трески, окуня и черного палтуса в своих водах.

Пока про запрет ловить рыбу в нашем студеном море норвежцам и гренландцам речи нет. Да и кроме рыбы там много чего интересного, например, завезенный и размножившийся камчатский краб, краб-стригун, исландский гребешок, северная креветка. В общем, продовольственная безопасность пока сохраняется, если не браконьерить.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий