Наш МИД припугнул американцев. Англичане на очереди, финнам — бояться

Наш МИД припугнул американцев. Англичане на очереди, финнам — бояться

В начале ноября уходящего года замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил, что за чередой безответственных эскалационных шагов Белого дома на Украине вполне может последовать понижение уровня дипломатических отношений между Россией и США. Острейший кризис в отношениях двух государств не имеет аналогов в прошлом, поэтому, учитывая нынешнюю поведенческую модель Вашингтона на международной арене на данном отрезке времени, допустить можно всё что угодно, пояснил Рябков.

Но поскольку в этом же месяце исполнялось 90 лет с момента установления дипотношений между США и Россией, высокопоставленный дипломат несколько смягчил тон высказываний, уточнив, что Москва не желает инициировать этот процесс. Однако уже в декабре наш МИД был вынужден поднять эту тему вновь, только теперь уже — в более жестком ключе.

«Мы готовы к любым сценариям, и США не должны иметь иллюзию, если она у них существует, что Россия, что называется, держится обеими руками за дипотношения с этим государством», — констатировал Сергей Рябков, при этом подчеркнув, что Кремль и Белый дом, на минуточку, играют центральную роль в поддержании международной безопасности и стратегической стабильности.

Поводом для такого обострения риторики нашего дипкорпуса, по мнению ряда отечественных аналитиков, послужило то, что под Новый год команда Джо Байдена начала срочные переговоры с союзниками по НАТО и ЕС об использовании замороженных Западом средств ЦБ России (около 300 млрд долларов) для помощи Киеву на фоне сложностей с выделением финансовой поддержки Конгрессом США. Не случайно, дескать, в числе перечисленных триггеров, способных привести к худшему сценарию, Сергей Рябков на первое место поставил именно конфискацию российских активов на Западе.

Логика в том, что США должны иметь в виду такую перспективу, если они все-таки решат формально забрать российские активы на Западе, конечно же, есть, полагает главный научный сотрудник Института США и Канады Владимир Васильев. Особенно если учесть, что около года назад Кремль подобным же образом намекнул Белому дому: как только Конгресс США реализует свое намерение и внесет Россию в американский список государств — спонсоров терроризма, это станет «красной линией», за которой сразу же последует подобная инициатива со стороны Москвы. Тогда, кстати, эта угроза возымела действие.

Но в данном конкретном случае, по его мнению, обрисованную российским МИДом перспективу разрыва дипотношений следует трактовать гораздо шире, чем просто вероятную «ответку» России на гипотетическую кражу ее резервов за рубежом.

— На мой взгляд, физически этих денег давно уже на Западе нет, — пояснил Владимир Васильев. — Они размазаны, размотаны по многочисленным счетам, операциям, и никто их России, полагаю, никогда уже не вернет, особенно учитывая нынешнее тяжелое экономическое положение Запада вообще и Европы в частности. Так что за океаном, по моему мнению, еще как-то покрутят-повертят эту тему, да и замнут.

С моей точки зрения, Западу таким образом просто дают понять — в России началась предвыборная кампания. Следовательно, от любых вероятных соблазнов насчет возможности признания ее результатов в случае победы Владимира Путина нелегитимными Запад должен сразу же отказаться. Такой тонкий намек всему западному миру, что на удобные для него итоги выборов в России он рассчитывать ни в коем случае не может. Да и в США довольно быстро меняется внутриполитическая ситуация накануне их президентских выборов. Так что параллельно Россия, как мне видится, завуалированно таким образом говорит, что тоже может счесть их новоизбранного президента нелегитимным при желании. То есть мы сигнализируем США — не играйте в эти игры, а лучше налаживайте-ка отношения с нами. Тем более что после выборов Россия, вполне вероятно, может и по-иному взглянуть на вероятность мирных переговоров по Украине.

«СП»: Складывается такое ощущение, что нынче мы наконец-то диктуем США свою волю, а не наоборот. Что-то кардинально поменялось на международной арене?

— Сегодня все меняет ситуация на Ближнем и Среднем Востоке. Учитывая, что Россия вполне может сейчас начать поигрывать своими ядерными мускулами, проводя испытания своего атомного оружия, Америка не может не понимать, что в нашем лице в случае разрыва дипотношений она рискует потерять некий канал влияния через нас на Иран, что особенно актуально в свете возможных военных действий США в отношении этой страны, к которым сами американцы, как выясняется, не готовы. Один только этот фактор может говорить о том, что Белый дом потеряет от разрыва дипсвязей с нами гораздо больше, чем мы.

— Дело в том, что разрыв дипотношений с США — очень важный психологический момент, — уточняет доцент Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян. — Таким образом Москва пошлет мощный сигнал Западу о том, что прежнее сосуществование, основанное на каких-то правилах, далее невозможно, что нас категорически не устраивает все то, что сейчас происходит на международной политической арене. И если США искренне намереваются, пытаются или действуют каким-то образом в нарушение всех принятых норм, мы будем поступать точно так же, не стесняясь.

По-хорошему, пригрозить разрывом дипотношений Америке следовало бы гораздо раньше. Например, как только затихло эхо взрывов наших «Северных потоков». Такой теракт — уже нарушение всех мыслимых норм и правил.

Впрочем, как бы там ни было, грозим сейчас, и с нашей стороны это очень правильно и важно. Потому что если дальше все будет идти как идет, тогда США окончательно, образно выражаясь, потеряют страх и продолжат придерживаться курса на эскалацию. Все это грозит вылиться в ядерное противостояние, которое никому из нормальных людей не нужно. Для того, чтобы «отрезвить» наших заокеанских друзей, как ни парадоксально, нам и приходится сигнализировать о готовности к ответной эскалации.

«СП»: Выходит, для России дипотношения с США не играют такой уж большой роли, если мы выражаем готовность их прервать, если возникнет нужда?

— Дипломатические отношения важны для всех сторон. Прежде всего, это возможность для достижения договоренностей. В конце концов, отсутствие отношений заметно усложняет работу нашей делегации в ООН. Просто сейчас мы находимся в том крайне неприятном моменте, когда выбирать средства воздействия уже особо-то и не приходится. Главное, чтобы этот разрыв, если события все же примут такой оборот, не был внезапным — сегодня заявляем, а завтра разрываем. Все должно быть управляемым в том плане, чтобы наши граждане, находящиеся на территории США, понимали — у них есть, условно говоря, месяц времени до того момента, как они останутся без нашей консульской помощи, чтобы принять соответствующие решения.

«СП»: Если мы действительно подошли уже к той отметке международных отношений, когда арсенал дипломатических средств воздействия на оппонента фактически исчерпан, может, стоит тогда заодно аналогичным образом припугнуть наших «заклятых друзей» и непосредственно в Европе? Кое-кому из них вообще можно намекнуть на Вторую мировую: дескать, можем и повторить, если что.

— Хорошо бы, конечно, припугнуть Британию. Давненько мы ее не шугали как следует, и Туманный Альбион расслабился. Можно хорошенько пугануть и Финляндию, например.

Однако, я полагаю, в этом нет такой уж острой необходимости. Достаточно будет, если США правильно поймут посылаемые нашими дипломатами сигналы. Если американцы в этой ситуации грамотно себя поведут, то, я вас уверяю, довольно быстро наступит «отрезвление» и остальных союзников США по НАТО. И Польши, и Чехии, и всех остальных.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий