Реалистичные притязания России — левобережье Днепра и Одесса с Николаевом

Реалистичные притязания России — левобережье Днепра и Одесса с Николаевом

Концепция «Украина — не Россия» должна исчезнуть навсегда, считает заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев.

«Когда-то один из бывших руководителей Украины сказал, что Украина — это не Россия. Вот эта концепция должна исчезнуть навсегда. Украина — это, безусловно, Россия», — заявил он, выступая на марафоне «Знание. Первые» на Всемирном фестивале молодежи.

Медведев также отметил, что важно осознать, где и как очерчены границы России в наше время и каковы они могут быть в будущем.

Он отметил, что эти вопросы не так однозначны и что они не риторические. «Это разговор о той базовой системе координат, в которой существует наша страна сегодня, и не просто существует — мыслит, действует, сражается и побеждает», — заявил Медведев.

Он также призвал оппонентов России «зарубить себе на носу», что чужой земли РФ не надо, но свое она не отдаст.

По его словам, со стратегическими границами РФ придется считаться всем, хотят они того или нет, Россия от этого не отступит. Медведев также отметил, что стратегические границы стран шире, чем географические.

«Если потенциал какой-либо страны в течение длительного времени возрастает, ее государственный суверенитет крепнет, расширяются ее стратегические границы, а географические потом уже могут подтянуться к ним постфактум», — подчеркнул Медведев.

Как это понимать? Не только намек на то, что Россия готова забрать всю бывшую Украину, но и больше того? В Кремле оставляют вопрос о будущих границах открытым?

— Прежде всего, надо понимать, что Медведев это такой политический анфан террибль, которого выпускают, чтобы озвучивать самые одиозные для западного слуха мысли Кремля, — убежден политолог Владимир Можегов.

— В своем ТГ-канале Медведев размахивает атомной бомбой, грозя стереть Запад в порошок. Но к этому уже все привыкли. То, что Медведева выпустили с такими заявлениями на молодежный форум — это конечно некая новая фаза. И связана она, я думаю, с прямой угрозой выступления на стороне Украины стран НАТО.

Два года конфликта Россия вела себя весьма травоядно, не отвечая на все провокации Запада — подрыв трубопроводов, участие американской спутниковой группировки, самолетов, БПЛА, орудий, с помощью которых Украина поражает наши корабли, стратегические объекты и т. д. Наконец, на фоне угроз Макрона послать войска и публикации разговоров офицеров Бундесвера, обсуждающих уничтожение Крымского моста, в Москве решили ответить.

«СП»: При этом за спиной Медведева карта, на которой Украина существует в границах киевской области, все западнее отдано полякам, а Винница и вовсе румынам. Как это понимать?

— Да, это замечательная картинка, которая облетит вероятно весь мир. Понимать это нужно очевидно вот как: Москва дает понять, прежде всего, Европе и НАТО, что она не шутит.

Дело в том, что угроза вступления НАТО в войну действительно серьезная. Глобалисты, которые стоят за Демпартией США, НАТО и ЕС опасаются прихода к власти Трампа. Чтобы этого не допустить, они готовы на многое, в том числе и ввергнуть Европу в полномасштабную войну: Америка глобалистам еще нужна, а вот Россию и Европу вполне можно списать. В Москве видимо взвесили и вполне оценили степень этой опасности. То есть, и эту карту, и Медведева перед ней надо воспринимать прежде всего как предупреждение колеблющимся европейцам, которых пинками заталкивают в войну…

«СП»: По-вашему, есть ли возможность взять под контроль всю Украину, или в этом нет смысла? Раздел Украины уже неизбежен?

— Та позиционная форма, которую приняли боевые действия сегодня, — это стратегический тупик. Надеяться на то, что оборона ВСУ может посыпаться — без изменения нашей стратегии — вряд ли стоит. Надеяться на то, что наше давление на украинском фронте приведет к расколу Запада в краткосрочной перспективе, можно. Но все наши надежды связаны здесь, опять же, с приходом Трампа.

В этом случае правые силы Европы действительно могут обрести точку опоры и получат возможность сломать стратегию глобализма: НАТО ослабнет, ЕС ослабнет, национальные силы, наоборот, окрепнут. Но ведь и глобалисты все это прекрасно понимают, и намерены ни в коем случае не допустить прихода Трампа. Так что, увы, есть большая вероятность того, что все возможные разделы Украины-Европы состоятся лишь по итогам большой войны.

«СП»: Какой вариант, по-вашему, идеален для Запада, а какой — для России. Возможен ли компромисс? Какой?

— Для условного Запада в целом идеальна ослабленная Россия, скованная во враждебном окружении на Востоке и Западе. То есть, долговременное продолжение конфликта в корейском варианте Запад вполне устроит.

Руководство же РФ в последние годы, кажется, наконец осознало, что Россия способна выжить в 21 веке только как традиционная империя, включающая территорию России, Белоруссии, Украины, во всяком случае по берегам Днепра. Если бы не осознало, мы не ввязались в СВО и Медведев не говорил бы сегодня то, что он говорит. И это истинная правда, то что он говорит — иначе нам не выжить. Компромисс возможен, но только с нормальной, национальной Европой: то есть с Трампом и европейскими правыми, Венгрией, Польшей, Германией как субъектами политики, а не объектами политики глобализма. С глобализмом никакой компромисс не возможен в принципе.

— Понимать слова Медведева можно по-разному, — считает советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов.

— Украина как часть русской цивилизации не обязательно должна быть целиком частью Российской Федерации. Какие-то территории могут существовать в качестве отдельных государств, но, безусловно, в зоне влияния России. Думаю, именно об этом говорил Медведев. При этом в Кремле понимают, что на западные области Украины существуют притязания других восточноевропейских стран, и пытаются сыграть на этих геополитических амбициях и аппетитах.

«СП»: Все эти заявления делаются для западной публики. Зачем? В Кремле рассчитывают кого-то там переубедить? Все равно же решит все право сильного, и все эти примут…

— Это похоже на обозначение максимальных геополитических притязаний России. А дальше возможен торг по отдельным территориям и их статусу.

«СП»: По-вашему, раздел Украины уже неизбежен? Очевидно, что Россия не удовлетворится тем, что есть сейчас, а Запад сделает все, чтобы не допустить полного перехода Украины под контроль России. Готовы ли страны Восточной Европы принять участие в ее разделе? Как это могло бы выглядеть?

— Очевидно, что Украина уже не будет существовать в границах 1991 года. А вот в каких границах она существовать будет и будет ли вообще — вопрос открытый.

Запад станет сопротивляться полной ликвидации Украины, и уж тем более включению ее целиком в состав России — они слишком много вложили в этот проект. Что касается участия других стран Восточной Европы в разделе Украины, то теоретически желающие найдутся — и Польша, и Румыния, и Венгрия. Но сегодня они слишком зависимы от Брюсселя, который настаивает на сохранении и поддержке Украины, и не могут действовать без оглядки на него.

«СП»: Какой вариант, по-вашему, идеален для Запада, а какой — для России? И возможен ли компромисс?

— Для Запада идеален вариант возвращения Украины к границам 1991 года. Распад России как единого государства для Запада — тоже хороший вариант, хотя у него есть свои риски и издержки, особенно для ЕС.

Для России идеальный вариант — возвращение всего Левобережья и Новороссии — с Одессой и Николаевом. Киев важен как символический и сакральный центр, «мать городов русских». Что касается украинского правобережья, то исторически это тоже русская земля, но сегодня там сильны позиции украинского национализма и население нелояльно России. С этими территориями у России могут возникнуть проблемы в случае их присоединения, хотя при правильной постановке дела и они могут быть успешно интегрированы.

«СП»: По словам Медведева, стратегические границы России шире географических, и что важно осознать, какими могут быть границы России в будущем. То есть этого никто пока не осознал, и вопрос остается открытым?

— Естественно, историческая Россия шире Российской Федерации. При этом, как у любого великого государства-цивилизации, эти внешние границы весьма подвижны и размыты, и могут меняться во времени. Россия меняла свои очертания уже не раз, и нет оснований думать, что этого не будет происходить в дальнейшем. Тем более, в 1991 году произошло, пожалуй, самое грандиозное геополитическое отступление России в истории. Есть куда возвращаться.

«СП»: Медведев также утверждает, что возродить СССР в былом виде невозможно, но «вот что, на мой взгляд, нужно делать — это действовать на том направлении, по которому мы сейчас идем». Как это понимать? Намек другим бывшим республикам? Кто реально мог бы войти в новый союз с Россией или в ее состав?

— Думаю, для России в первую очередь представляют интерес культурно близкие территории, где сильно влияние русской культуры и где говорят на русском языке. Это Украина, Белоруссия, в значительной степени Казахстан, а также Приднестровье и Молдавия.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий