Вадим Карасев: Большое наступление русских начнется до Нового года

Вадим Карасев: Большое наступление русских начнется до Нового года

Еще пару лет назад казалось, что Вадим Карасёв (в украинском написании, при отсутствии буквы «ё» в алфавите, он Карасьов) не покидает российские политические ток-шоу ни на день. В отстаивавшей украинскую точку зрения команде, за которую с ним играли достаточно смешные Ковтун, Трюхан, Яхно, Карасев явно выделялся интеллектом и логикой. Скажем больше — в отличие от перечисленных персонажей, известных только в России и за денежку немалую готовых нести любую чушь, Карасев был известен и уважаем в украинских экспертных кругах, и тогда же он не менее активно участвовал в украинских политических программах.

Впрочем, покинув политику российскую, на Украине он до сих пор сохраняет позиции авторитетного политолога и эксперта, в меру возможностей тамошней «свободы слова» отстаивая собственное мнение. И его есть смысл услышать — все-таки он в Киеве, а значит находится в совершенно ином информационном поле. Далее — фрагменты из его телеинтервью, данного уже после прямой линии Владимира Путина, которую на Украине смотрели едва не большим интересом, нежели у нас. Что, в принципе, логично.

Украина в Евросоюзе и НАТО

Нас уже не принимают никуда. Зачем им это? Страна, в который каждый день вымывается инфраструктура, из которой уезжают люди — кому она нужна? Уже уехала пятая часть наших ученых, научных работников. Мы мозги отправили за пределы страны. А действительно, зачем мозги во время боевых действий? Нужна живая плоть, здоровая. Мужик, способный выдерживать тяготы военной службы, чтобы мог стрелять или ездить на танке — зачем там много думать? Никто не думает о том, что будет, когда боевые действия закончатся, все живут здесь и сейчас.

9 миллионов беженцев выехали за границу — мы поставили рекорд, точнее антирекорд, опередив и Сирию, и Афганистан. Дальше продолжать воевать, прямо скажем, не имеет особого смысла. Возврат территорий, о котором все на Украине говорят, не имеет военного решения. И если мы не можем решить вопрос силовым путем, это не значит, что мы отказываемся от Крыма.

Мы не можем его сейчас отвоевать, мы просто палим свои ресурсы. Да и если отвоюем… Зеленский же сказал студентам в Николаеве на примере ДНР — «Ну, хорошо, мы освободим эти территории, а там живут люди, которые против нас мотивированно, ожесточенно воюют уже 10 лет — что потом с ними делать?». Потому отказ от территорий и отказ от военного решения возвращения территорий — это разные вещи.

Да и союзники уже сняли с повестки дня тезис «территории в обмен на НАТО». Просто потому, что мы не нужны НАТО. Помните, как помощника Столтенберга заклевали, выступившего с этим лозунгом — что ты украинскими территориями разбрасываешься, никакого НАТО!

По скромным подсчетам, на поддержку Украины за полтора года потрачено более 240 миллиардов долларов — и без отдачи! Толку нет. И возникает вопрос — а что дальше? Есть ли уверенность в том, что будет новое успешное наступление ВСУ? Мы же стремимся в капиталистический мир, а там деньги считать умеют. Им подавай рентабельность вложений, от инвестиций должна быть отдача, иначе никак.

Мы их, конечно, пугаем — «партизанской войной», «вторым Афганистаном», но они не ведутся. Конгресс США ушел на каникулы, так и не решив вопрос с выделением нам 60 миллиардов. В январе дадут, конечно, но не 60, а 20, а то и 15 миллиардов. Типа, на неотложные потребности — как дается минимальная пенсия. А мы хотим персональной.

Украина против Запада

Разочарование в Западе уже имеет место на Украине, но, полагаю, что должно быть не воинственное анти-западничество, а скорее некий «не-Запад». Там уже нет тех преференций, тех возможностей, которые сделали бы Украину процветающей.

Надеяться на то, что ты к кому-то приткнулся и это решит твои проблемы — это не стратегия, это блеф. Все равно надо самим работать, надо внутренние ресурсы искать, надо управлять уметь, экономику зарядить, чтобы все национальные институции работали — нацбанк, промышленность, правительство, а не делать только публичные заявления. Нужно засучить рукава, а не питать какие-то пустые надежды.

Вообще все эти рассуждения, Россия или не Россия, Запад или не Запад — говорят о том, что мы не повзрослели. Что мы стоим не на своих ногах и постоянно где-то ищем опору вовне, как ребенок ищет, за кого ухватиться, за папу или за маму. Которые, надо сказать, давно в разводе. Оно, конечно, легко — получать деньги на шару, но это безответственный подход, это недостойно тех, кто уполномочен управлять страной.

Стамбул уже не вернуть

Я обратил внимание на миролюбие Путина в отношении Запада — мол, это не мы виноваты, это они так поступили. Американцы — это ж наши партнеры бывшие, так что мы-де всегда готовы. А это очень важный момент. Что он фактически предлагает? Мир — Западу, СВО — Украине. И он говорит «украинский кризис» тоже неспроста. Просто возникли некие разногласия с Европой и США по поводу Украины, а кризис можно всегда решить, собравшись вместе и подумавши.

То есть он допускает решение путем переговоров — с Западом, на тему Украины. За это говорят и военные неудачи ВСУ в 2023 году, и ограниченные нынешние западные возможности по помощи Украине, да и то, что Запад сам уже начинает напрягаться из-за собственных внутренних проблем.

Но в любом случае Путин может рассчитывать, что Запад согласится на переговоры. Ему нужны статус территорий и демилитаризация. Статус Запад уже фактически признал, демилитаризация состоялась.

Как пишет западная пресса, которую мы, к сожалению, мало читаем, «витает новый дух нового Мюнхенского сговора», имея ввиду, что Запад и Россия могут договориться за спиной Украины. И тут стоит вспомнить, что в марте 2022 года в Стамбуле были сепаратные переговоры Украины и России, без участия Запада.

И поэтому Запад их сорвал, настроив, убедив нас, что через полгода будет военная победа над Россией. Мол, еще в 2022 году бобик сдохнет — Россия распадется, Путин убежит. Или, как говорили эти, «банда хороших русских», что и Путин умрет, и санкции дорвут российскую экономику в клочья, даже больше, чем при Обаме, который порвал ее первым.

Но тогда Путин пошел на сепаратную сделку с нами, и мы правильно, между прочим, сделали, что тоже пошли на нее. Но потом — сальто-мортале, «шампанское в Ялте» и так далее. Но, что характерно, нам теперь Путин ничего не предлагает, он предлагает Западу — сепаратную сделку, и уже помимо Украины. И наша власть нервничает, потому и носится по миру, пытаясь предотвратить такой ход событий.

Наступление украинское и российское

Я думаю, что русские готовятся к большому наступлению, и, если прямо сейчас Запад не примет «оливковую ветвь», предложенную Путиным, оно может начаться еще до Нового года. Так, чтобы к середине или концу февраля выйти на окончание боевых действий. Почему февраль? Потому что, во-первых, это два года с начала СВО, а совсем уж длительная спецоперация как-то не вписывается в существующие нарративы, а во-вторых — выборы. России нужно перед выборами 17 марта иметь если и не окончательный, то как минимум весомый результат.

Но не факт, что все получится. Я не думаю, что они начнут наступление, если у них не будет серьезного перевеса. Но Путин заявил, что у них задействовано на Украине порядка 600−700 тысяч военнослужащих. У нас — где-то 300 тысяч, значит, у них двойной перевес только в живой силе. Плюс мы сейчас потрепаны, большие потери, вывод на ротацию — причем я не знаю, кем заменять тех, кого выводят.

Для успешного наступления нужно иметь перевес по всем видам вооружения и в живой силе в 2−3 раза. До трех они не дотягивают, но два — имеют. И, наверное, по артиллерии, танкам и прочему у них тоже перевес есть. Это уже к военным экспертам вопрос, но мне кажется, что русские готовы к большому наступлению.

А наступать, когда соотношение один к одному нельзя, мы сделали в июне такой шаг. Думали, что Россия побежит… А они не спешат, накапливают ресурс, и уже имеют реальное превосходство, достаточное для наступления.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий