Второй фронт Макрона: торжества для ареста Путина?

Второй фронт Макрона: торжества для ареста Путина?

Президент Франции Эммануэль Макрон не исключил приглашения российского лидера Владимира Путина на торжества по случаю высадки союзных войск в Нормандии. 80-летие этой десантной операции под названием «Оверлорд», ставшей своего рода прологом открытия Второго фронта, Запад будет отмечать в июне 2024-го.

О возможном участии в праздничных мероприятиях президента России глава Пятой республики заявил в интервью телеканалу France 5. Правда, оговорился: это произойдет, если «ситуация изменится».

Журналисты обсуждали с Макроном предстоящие в 2024 году крупные события, в том числе круглую дату высадки союзников в Нормандии. И один из них предположил, что Владимира Путина, вероятно, на этот раз не будет среди приглашенных .

«Если только он не проведет мирные переговоры и не изменит ситуацию с Зеленским», — ответил на это французских лидер.

Макрон также заявил, что хотя в ряде стран Европы и в США есть сомнения о дальнейшей судьбе Украины, Франция будет продолжать ее поддерживать. Поскольку, как он выразился, «мы не можем допустить, чтобы Россия одержала победу».

Почему его так пугает наша победа, глава французского государства не пояснил.

Но его поведение чем-то напоминает поведение Рузвельта и Черчилля, которые тоже очень боялись, что СССР окажется на континенте единственным победителем, потому и пошли на открытие Второго фронта. Несколько лет ждали, чья возьмет. А когда после поражений вермахта в Сталинграде и на Курской дуге стало ясно, что Красная Армия может собственными силами разгромить гитлеровскую Германию и освободить Европу, в июне 1944-го выбросили десант в Нормандии.

Чем тут особенно гордится Франция, не очень понятно. Гитлеру она сдалась в конце июня 40-го без сопротивления, после чего стала преданным союзником и принимала активное участие в войне против Советского Союза.

Известно, что фельдмаршал Вильгельм Кейтель, который в мае 1945-го подписывал Акт о полной и безоговорочной капитуляции Германии, увидев среди представителей победившей стороны еще и французскую делегацию, не удержался от недоуменного вопроса: «Как?! А эти нас тоже победили?».

Никто, конечно, не собирается умалять тот вклад, который внесли в общую победу летчики эскадрильи «Нормандия-Неман» и участники движения сопротивления Шарля де Голля «Свободная Франция». Но все-таки до открытия Второго фронта на стороне Рейха воевало значительно больше французов. Есть документальные подтверждения.

Что касается торжеств по случаю операции «Оверлорд», то большой вопрос, зачем вообще нашему президенту туда ехать. Тем более что все, кто там будет присутствовать, с нацизмом, против которого в далекие сороковые сообща сражались страны антигитлеровской коалиции, сегодня не просто дружат. Они его взрастили, а теперь холят и лелеют на той самой Украине.

Кстати, в 2014-м Владимир Путин посещал мероприятия в Нормандии по случаю 70-летия высадки союзников. Правда, Макрон тогда еще не вошел в Елисейский дворец, а в Белом доме главным был Барак Обама. Позвали на праздник и Петра Порошенко, только-только принявшего присягу в качестве президента постмайданной Украины — он еще пытался предстать миротворцем и говорил о прекращении огня на востоке страны.

Франсуа Олланд, занимавший в то время пост президента Пятой республики, организовал тогда первую после начала в незалежной гражданской войны встречу лидеров России, Украины, Франции и Германии. Это было 6 июня в замке Шато де Бенувиль. В общей сложности в таком «нормандском формате» главы четырех стран собирались пять раз, этим же составом подписывали Минские соглашения — в сентябре 2014-го и феврале 2015-го.

Последняя встреча состоялась в декабре 2019-го в Париже уже с участием Зеленского. А вскоре и Меркель, и Олланд, и Порошенко признались, что минские договоренности им были нужны только для того, чтобы дать Киеву передышку и обеспечить подготовку ВСУ к вооруженному конфликту.

Теперь Макрон ставит нашему президенту условия, требуя начать с Украиной мирные переговоры… Всерьез думает, что Путина можно заставить идти у кого бы то ни было на поводу?

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила доцента факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ, кандидата исторических наук Вадима Трухачёва:

— Понятно, что всерьез Макрон не рассчитывает на то, что Путин примет его условия и побежит договариваться с Зеленским. Но в том, что он там наговорил, нет ничего удивительного. Как и большинство европейских лидеров, Макрон до сих пор уверен, что Россию можно дожать: санкциями, с помощью вооружения киевского режима. Поэтому менять свою политику и подходы в отношении нашей страны он не собирается.

Но хочу отметить, что Макрон в данном случае говорит не только как президент Франции. После ухода Меркель, а теперь и Рютте в Голландии, он уже не имеет конкурентов в качестве наиболее влиятельного политика Европы. И, безусловно, здесь Макрон говорит от лица всего Евросоюза. Тем более что в следующем году будет не только юбилей высадки в Нормандии, но и Олимпиада в Париже. И решение о допуске или недопуске туда наших тоже принимает Макрон, а не кто-то другой.

«СП»: Стоит ли нашему президенту принимать приглашение, учитывая, что ордер МУС еще не аннулирован?

— Естественно, пока этот ордер не аннулирован, Владимир Владимирович и не путешествует туда, где есть хотя бы какое-то военное присутствие стран НАТО. Франция, кстати, в их числе. Поэтому пока этот ордер есть, он ни в какую Нормандию не поедет.

Этот ордер — тоже своего рода некое политическое давление. Но даже если бы его не было, поездка туда имела бы смысл только в том случае, если бы на этой встрече обсуждались какие-то принципиальны вещи. В том числе по Украине. И тот же Макрон был бы готов, действительно, на серьезный компромисс с Россией. Ехать туда чисто символически никакого смысла не имеет.

Путин к ним ездил ровно до того момента, пока западные лидеры сами приезжали сюда. Как, например, те же президенты Франции приезжали к нам на 9 Мая.

В 2014-м это был ответный визит вежливости. Поскольку они перестали сюда ездить, то, соответственно, и ответного визита не будет.

«СП»: Макрон заявляет, что нельзя позволить России победить, и требует мирных переговоров. Он думает, что после того, как нас обманули с минскими соглашениями, мы опять встанем на те же грабли?

— Запад уверен, что Россию удастся продавить и заставить подписать еще какой-нибудь новый «Минск-3», «Марсель-20» или «Лион-25» — дальше можете название любого французского города подставить. Россию, как они считают, нужно просто принудить подписать нечто такое же.

«СП»: На чем строится такая уверенность?

— Современные европейские политики плохо изучали, например, такую вещь, как этнография. Они элементарно не понимают, что мы — русские, сражаемся за свою землю. И точно так же будем сражаться за Харьков, за Одессу, за Днепропетровск. Потому что это русские города.

Но они там даже элементарного представления об этом не имеют.

«СП»: Так послушали бы нашего президента внимательно, он об этом постоянно говорит. Вникли бы в смысл его слов…

— Они его принципиально не слушают, потому что это Путин. Путина нельзя слушать. Да любого российского политика, возьмите — Зюганова, покойного Жириновского, кого угодно — их нельзя слушать, потому что они российские политики.

Западные лидеры помешаны на определенном образе нашего президента, который сами же себе и создали. И который к подлинному Владимир Владимировичу имеет весьма отдаленное отношение.

А уверенность их строится на следующем. У России ничего нет. Россия — это бензоколонка и диктатура, которая вторглась на чужую территорию. Поэтому ее как раз можно додавить.

«СП»: Все-таки прав был Михаил Задорнов, когда говорил о них: «Ну, тупые!»…

— Верно сказал Михаил Николаевич. Но, к сожалению, «черный» юмор местами получается. Таков сегодня уровень европейских политиков.

Они не имеют элементарных знаний. При этом пытаются вписывать нас в какие-то свои умозрительные схемы, которые не имеют никакого отношения к действительности

Понимаете, мы имеем дело с фанатиками. Если раньше фанатиком был Троцкий — условным, то теперь фанатики там. Прагматики — это мы. А фанатики — они. Мы пытаемся с ними разговаривать языком разума.

Макрон, к слову, не самый фанатичный из них.

«СП»: Но и не самый умный, судя по всему…

— И не самый умный, конечно. И не самый фанатичный — есть в той же Франции куда более фанатичные люди. Но определенный уровень фанатизма есть и у него.

В сознании Макрона Франция — родина прав человека. Поэтому она вправе указывать России, как себя вести. А Россия — это бензоколонка, которая должна слушать Францию, как родину прав человека. И Макрона, как самого на нынешний момент влиятельного политика в Европе. Такая у него логика.

Источник

НОВОСТИ СМИ СЕГОДНЯ
Добавить комментарий